Ян Фляйшхауэр: Пришло время вернуть наши жизни

Колумнист Focus.de, известный немецкий журналист Ян Фляйшхауер в день массовых демонстраций антимасочников и противников карантина вновь разразился критикой политики немецких властей. Как и в прошлый раз, приводим перевод наиболее значимых цитат из его колонки.

Aldi и Lidl берут на себя снабжение немцев экспресс-тестами. О, это наконец-то хорошие новости. Есть шанс, что хотя бы тестирование сработает. Все жалуются на Йенса Шпана: министр здравоохранения считает организацию массового тестирования задачей ниже своего достоинства. Говорят, он сказал, что не понимает, почему как федеральный министр он должен заниматься этим вопросом. Так это же счастье, что Шпан так считает! Представьте, если бы после масок и вакцинации он занялся бы еще и экспресс-тестами! Трудно вообразить, какой хаос он устроил бы.

Шпан держится в стороне, у Меркель нет никаких конкретных планов: значит, пора взять дело в свои руки! Министр здравоохранения, который избегает «не своих задач», канцлер, который предпочитает смотреть на кривые распространения инфекции, вместо того, чтобы взять под контроль пандемию: нет, тут нужно самим браться за дело. Если политики не хотят выполнять свои задачи, то остается только личная ответственность. Это означает: не спрашивать, что ваша страна может сделать для вас, но спрашивать себя, что вы можете сделать для страны. Первый шаг — перестать ждать, что дальше скажут вам политики, и избавиться от правил и инструкций. Немцы — невероятно терпеливый народ. Уже даже Марокко обогнало нас по темпам вакцинации. А в Израиле начали вакцинацию прямо во вновь открывшихся пабах и барах. Закажите «Кровавую Мэри» и получите вашу дозу!

Тем временем корреспондент ARD в Израиле Сюзанна Гласс с содроганием сообщает, что израильское государство передает данные своих граждан компании Pfizer — в обмен на вакцину. Ужастик! Где защита данных? Я уверен, что фрау Гласс по-прежнему отказывается что-либо заказывать на Amazon или, может, даже гуглить. При каждом нажатии на кнопку Amazon или Google мы передаем данные, которые выходят далеко за рамки того, что Pfizer получает от Израиля. И, конечно, это не анонимно.

Ритейл, гостиничный бизнес, гастрономия: почему протестов почти не слышно? Что делать тем, у кого есть небольшой модный бутик, ресторан или отель? Коллега рассказала мне, что на выходных она гуляла по своему родному Эрфурту и увидела: на Длинном мосту розничные торговцы заклеили окна своих магазинов черными табличками с некрологами. Центр Эрфурта мертв, как и центр Марбурга. Или Геттингена. Или Мюнстера. Давно гадаю, чем же на самом деле сейчас занимаются торговцы? Почему почти не слышно протеста? Если не будешь заметным, ты исчезнешь, так в политике делаются дела. Сравните хотя бы с парикмахерами: тот факт, что вопрос о длине волос немцев был включен в повестку дня премьер-министра, можно рассматривать как триумф немецкого парикмахерского искусства. Вот они четко знают, как оказывать давление.

Ожидание властей, что граждане будут следовать указаниям сверху, соответствует их обещаниям сделать все возможное. Но что если обещания отменены в одностороннем порядке? Очевидный ответ: если вы не выполняете свою часть сделки, я тоже не буду подчиняться. В течение недели я получил несколько писем от читателей, в которых меня ругали за суровое суждение об Ангеле Меркель. На этот раз я решил сдержаться. Но потом я увидел по телевидению главу канцелярии Меркель Хельге Брауна, и все мои благие намерения были забыты. О Брауне я много читал, каким он был практичным человеком, опытным врачом, уравновешенным кризисным менеджером. Но когда я вижу Хельге Брауна, я вижу преждевременно постаревшего человека, который всегда выглядит так, будто вот-вот расплачется. Почему-то Ангела Меркель питает слабость к мягким, бесформенным мужчинам, которые получают странное удовлетворение, выполняя желания своего босса. К сожалению, они совершенно заблудились, а ведь должны были вести за собой. Наверное, это не было включено в их должностную инструкцию.

Когда Брауна спросили в интервью о провале онлайн-отслеживания инфицированных, он неуверенно ответил, что не понимает, почему за все на свете должно отвечать государство. Так говорит мужчина, который в то же время не видит ничего особенного в том, чтобы указывать детям, сколько друзей им разрешено видеть.

Мое предложение: с понедельника откроем все заново! Почему бы не поверить на слово главе канцелярии? Если бы я возглавил ассоциацию розничной торговли, я бы объявил национальный день открытия. Пусть пришлют по полицейскому в каждый магазин обуви и игрушек, если сочтут это незаконным. Считаете предложение слишком радикальным? По сравнению с тем, что делают «желтые жилеты» во Франции, это довольно умеренно. Ни бензина на улице, ни перевернутых машин — только слегка приоткрытая дверь с табличкой «Мы открылись!»

Таких людей, как я, обвиняют в том, что мы ставим экономику выше здоровья людей. Но любой, кто думает, что это две разные вещи, не имеющие ничего общего друг с другом, должен поговорить с теми, которым запретили заниматься своей работой на семь месяцев. Несколько месяцев назад в СМИ появился шокирующий репортаж о молодой актрисе, которая больше не могла терпеть вынужденное бездействие и покончила с собой. Она умерла из-за карантина? Точно сказать никто не сможет. Но связь очевидна.

Пришло время вернуть наши жизни. Купим тесты у Aldi, наденем маски и снова выпьем кофе на улице. Запрещено задерживаться на скамейках? Возьмем раскладной стул! И если нам наплевать на вакцинацию, в какой-то момент с ней все наконец получится. Каждый сезон гриппа врачи общей практики в Германии вакцинируют 20 миллионов человек в течение нескольких недель. Как они это делают? Только не спрашивайте доктора Брауна в канцелярии, разрешено ли им это делать.

Комментировать

*