Ян Фляйшхауэр: Нами правят дураки

Колумнист Focus.de, известный немецкий журналист Ян Фляйшхауер 6 февраля жестко раскритиковал провал с вакцинацией, допущенный правительством Меркель. По его мнению, это повод для полной смены всего кабинета министров. Приводим перевод наиболее значимых цитат из его колонки.

Нами правят дураки. Никогда не думал, что однажды напишу такое. Как обозреватель, я ненавижу ругать или ворчать. Я предпочитаю оставить негодование другим. Но боюсь, это единственное точное описание ситуации. Представьте, что вы подписали новый трудовой договор. В конце первого месяца вы смотрите на счет, а зарплата отсутствует. Вы спрашиваете в отделе заработной платы, как же так получилось. «Извините, — говорят вам, — но взгляните на свой трудовой договор». Вы смотрите, а там написано: «Мы постараемся заплатить г-ну / г-же Ипсилон брутто-зарплату в размере 4300 евро». Действительно, вы этого не заметили. Вы снова звоните в отдел зарплаты. «Мы очень старались, — объясняют вам. — Но к сожалению, в этом месяце мы не так успешно выплатили зарплату, как планировали. Надеемся, в следующем месяце все будет лучше».

Звучит забавно, но именно так написано в контрактах, которые были подписаны Еврокомиссией с AstraZeneca. В самой комиссии, естественно, это видят иначе и подчеркивают, что были четкие договоренности. Я бы сказал то же самое, если бы мне пришлось узнать, что я был неосторожен при подписании контракта. Конечно, нам не нужна вакцина, пока юристы не разберутся: тогда мы либо невосприимчивы к заразе, либо уже мертвы. Вы все еще считаете слово «идиот» слишком резким?

Четыре недели назад в Берлине пришла в голову идея уменьшить нехватку вакцин, позволив медицинскому персоналу набирать не пять, а шесть доз из ампулы чудодейственного препарата Biontech. В Минздраве остались в восторге. На 20 процентов больше вакцины одним махом. Отлично! Однако в результате прививок стало не на 20 процентов больше, как ожидалось, а значительно меньше. Как же так вышло, спросите вы себя. Что ж, к сожалению, в Минздраве не посмотрели на контракт, который они подписали с Pfizer. Там под количеством товара написано «дозы вакцинации», а не «ампулы». У вас вышло больше доз? Значит, мы поставим вам меньше ампул. И Pfizer говорит: это в соответствии с контрактом. Кажется, это еще называют автоголом.

Для того, чтобы вытащить из одной ампулы шесть шприцев вместо пяти, требуется немало навыков, поэтому каждая капля на счету. Многих врачей это потрясает. Еще нужны специальные иглы, но их мало. Поэтому в некоторых местах вакцины доступно на 17 процентов меньше, чем в начале января.

Куда ни глянь: ничего не работает, ничего не сочетается. То, что было обещано, приходит либо слишком поздно, либо вообще не приходит. Единственная кривая короны, которая ползет вниз, к худшему — это кривая вакцинации.

Если то, что мы видим, является максимумом, на который способно это правительство, то многие скажут себе: пора нам иметь новое правительство. При этом канцлер Меркель говорит, что не имеет значения, сколько вакцины мы заказали. Я не хочу быть несправедливым, но, может быть, так было в ГДР. Не имело значения, заказывали вы что-то или нет — просто ничего не было. В капитализме дела обстоят иначе: тот, кто заказывает первым, получит товар первым. Что случилось с Ангелой Меркель? Для меня это загадка. Я встречался с ней пару раз в Берлине. Всегда говорят, что канцлер обладает остроумием и необычайной способностью понимать ситуацию. Я могу это подтвердить. Я знаю лишь нескольких политиков, которые так вникают в интересующую их тему, как Ангела Меркель. Нет информации, которую она упускает, нет деталей, которые для нее слишком малы. Не то чтобы канцлер не знала, чего ожидать зимой. Наоборот, Ангела Меркель до сих пор была права в своих прогнозах. Когда она предсказала экспоненциальный рост осенью, газеты были полны похвал в ее адрес.

Ничто из этого не объясняет странную летаргию в администрации канцлера. Тот факт, что у нас недостаточно вакцины, — лишь одна из проблем, которые нас преследуют. Если бы не допустили попадания вируса в дома престарелых, число заражений было бы на две трети меньше, как подсчитала «Frankfurter Allgemeine» на примере земли Гессен. В органах здравоохранения тоже месяцами ничего не двигается.

То, что правительство нацелено на заболеваемость до 50 случаев на 100 тысяч человек, это просто вопрос техники и организации. Просто у медицинских ведомств есть возможности отслеживать максимум такое количество. Если бы они были лучше оснащены, мы бы справились со 100 или 200 инфицированными на 100 тысяч.

Конечно, канцлер не несет ответственности за защиту домов престарелых, это дело премьер-министра. Она также не несет ответственности за надзор за органами здравоохранения, которые подчиняются соответствующему районному администратору или мэру. Но не следовало ли ожидать, что на заседаниях в канцелярии будут детально обсуждать, что можно сделать?

Неужели никто в правительстве не задавался вопросом, сколько предприятий по производству вакцин существует в Европе и достаточно ли их для удовлетворения спроса? Нам нужно 14 лет, чтобы построить аэропорты, которые другие строят за четыре года. Винтовки Heckler & Koch, которые десятилетиями считались лучшими в мире, прогибаются при выстреле, потому что ствол становится слишком горячим. Тем не менее, до сих пор я почти полностью доверял немецкому организаторскому таланту и пресловутой немецкой эффективности. В конце концов, в нашей стране электричество и трамваи работали даже весной 1944 года, несмотря на град бомб, потому что у них все было отремонтировано в короткие сроки.

А что сейчас? Теперь нам даже не удается вовремя отправить данные в Институт Роберта Коха, чтобы получать вовремя анализ текущей ситуации. У Данте сказано: «Оставь надежду всяк сюда входящий».

Комментировать

*