Дело Хангошвили: свояк не опознал в обвиняемом Вадима Красикова

В августе 2019 года в берлинском районе Моабит, в парке Малый Тиргартен неподалёку от своего дома был убит гражданин Грузии Зелимхан Хангошвили. Он был кистинцем — представителем чеченского меньшинства в Грузии. В 2001–2005 гг. Хангошвили был командиром одного из полевых отрядов и приближённым Аслана Масхадова. После гибели Масхадова вернулся в Грузию, а ещё позже, после нескольких покушений, запросил убежища в Германии, где и был убит 2 года спустя.

Судебный процесс по делу об убийстве начался в октябре 2020 года, и его можно назвать одним из самых громких судебных процессов в новейшей истории германо-российских отношений. Наши корреспонденты регулярно следят за его развитием.

28.07.2021

На сегодняшнем заседании суд опросил свидетеля Александра В. из Харькова. Он приехал в Берлин на несколько дней специально для дачи показаний и на заседание пришёл под охраной сотрудников Федерального ведомства криминальной полиции. Александр В.  — свояк Вадима Красикова, жёны этих мужчин — родные сёстры.

Первым делом председатель суда попросил свидетеля опознать обвиняемого, а самого обвиняемого — снять маску. Впервые за весь процесс, который длится с октября 2020 года, можно было увидеть его лицо. Посмотрев на него, свидетель сказал, что подозреваемый «похож, но это не тот человек, которого он ожидал увидеть».

Сказать с уверенностью, что мужчина, задержанный недалеко от места убийства, действительно Вадим Красиков, свидетель не смог. Что неудивительно: по показаниям свидетеля, с Вадимом Красиковым они виделись всего два раза —  в 2010 и 2011 году,  т.е. больше десяти лет назад. 

Никаких особых примет (родинок, родимых пятен или татуировок) Александр В. вспомнить не смог. Во время первой встречи семьи гуляли в зимнем парке в Харькове и были одеты в зимнюю одежду, во время второй — юбилея тёщи — Вадим Красиков носил одежду с длинным рукавом. К тому-же, по словам свидетеля, «у него не было ни желания, ни надобности изучать человека, которого он в принципе и родственником-то не считает». 

Судья постарался узнать подробности о жизни семьи Красиковых, но свидетель знал только, что семья жила в Москве, и помнил, как Вадим Красиков рассказывал, что работает “в структуре Газпрома”. На какой должности, Александр В. не уточнял. Характеристика, которую он дал Вадиму Красикову по итогам двух встреч, была такова: “спортивный, подтянутый, честный, принципиальный.”

После 2014 года семьи сократили общение — в том числе и из-за российско-украинского конфликта. Семья Красиковых стала реже приезжать в Харьков. Сестры не поддерживали отношений даже через соцсети и общались исключительно через свою мать. 

По словам Александра В., об убийстве в берлинском парке Малый Тиргартен он узнал по телевизору. В телесюжете он услышал знакомую фамилию и увидел фотографию человека, похожего на свояка. 

Тем не менее, с женой и другими членами семьи сюжет он обсуждать не стал, что вызвало удивление председателя суда. “Я во многое верю, но не во всё, и не могу себе представить, что если бы мой родственник, даже дальний, обвинялся в запланированном убийстве за границей, я бы не обсудил это в кругу семьи”, — сказал судья. 

По словам Александра В., о ситуации никто из членов семьи не говорил, пока в его квартире и в квартире родителей его жены не прошли обыски. У него изъяли компьютер и несколько флешек и, якобы, искали именно фотографии Красикова. Напомним, на ранних судебных заседаниях судья зачитывал документы из Украины, из которых следует, что против родителей жены Вадима Красикова был выдвинут ряд обвинений, не связанных с убийством в Малом Тиргартене.

Судья предложил Александру В. посмотреть на часть изъятых во время обыска фотографий, которые показывают семью Красиковых и отдельно Вадима Красикова в разных жизненных ситуациях — в отпуске, на семейных праздниках, на тренировках. На некоторых свидетель узнавал Красикова, о некоторых говорил, что знает, что на них изображён его родственник, так как об этом говорилось в семье. 

Среди показанных судом фотографий лишь одна может говорить о связи Вадима Красикова со спецслужбами — на ней он в футболке с эмблемой, похожей на эмблему спецгруппы “Вымпел” ФСБ России. 

Важную роль для судьи играла добровольность показаний. Несколько раз он спрашивал, оказывали ли украинские силовые ведомства давление на него, чтобы он выступил перед немецким судом. На это Александр В. ответил, что в связи с его работой — он “антикризисный менеджер” (арбитражный управляющий) — он так или иначе всегда под давлением силовых ведомств. Сейчас, по его показаниям, он перенял руководство предприятием, в котором заинтересованы сразу несколько правительственных структур. Незадолго до отъезда в Берлин в его двор кинули гранату. Однако, что касается именно выступления в берлинском суде, свидетель заверил, что давления на него не оказывали, и он здесь из “уважения к немецкому суду”.

Комментировать

*