Тихановская: Мы потеряли улицу

Светлана Тихановская, лидер белорусского протеста, дала интервью швейцарскому изданию Le Temps. В материале, опубликованном 19 февраля, она признает, что белорусская оппозиция на данный момент проиграла.

Светлана Тихановская (перевод с французского):

Должна признать, мы потеряли улицы, у нас нет возможности бороться с насилием в отношении протестующих — у них (наших противников — ред.) есть оружие, у них есть силы, так что да, на данный момент кажется, что мы проиграли. Я знаю, что белорусы устали, что они боятся. Но сегодня мы строим структуры для завтрашней борьбы. Мы работаем над тем, чтобы связать различные оппозиционные инициативы, которые появились повсюду: врачи, учителя, полицейские… Наша стратегия заключается в том, чтобы лучше организоваться, оказывать на режим постоянное давление, пока люди не будут готовы снова выходить на улицы, возможно, весной.

На вопрос журналиста о том, должны ли протестующие сейчас прибегать прибегать к незаконным средствам борьбы, когда все законные средства были исчерпаны, Тихановская ответила так:

Что означает законность в Беларуси? Сегодня там все незаконно. Мне очень трудно давать советы людям, которые находятся под постоянным контролем спецслужб. Могу ли я сказать: «Действуйте незаконно, но безопасно»? У меня нет ответа. Я знаю, что некоторые люди хотят более радикальных действий … Я не имею права давать советы. Я знаю, что мне нужно больше общаться с белорусами, но я также знаю ответственность, которая приходит с моими словами. И я не могу просить их сделать то или это, потому что я знаю, что они слушают меня. Я несу ответственность за то, что может с ними случиться. Я не могу просить белорусов поставить себя в опасное положение. Может быть, это означает, что я не лидер.

Я бороласьс собой, когда шли эти протесты, и я никогда не находила в себе силы сказать: «Идите на улицы», хотя я поддерживаю всех, кто так делает. И я не знаю, трусость это моя или мудрость. Одна женщина написала мне, чтобы сказать, что она счастлива проснуться утром рядом с мужем, поцеловать своих детей, и что ей не придется думать о тысячах людей, арестованных — потому что революция взяла не ее, взяла кого-то другого. Это меня очень тронуло. Но я не могу переоценить свой вклад в революцию. Любой, кто действует в Беларуси, делает гораздо больше, чем я в безопасности в Литве.

Сколько времени еще продлится слом действующего режима Лукашенко, Тихановская не знает:

Да, возвращение к демократии займет больше времени, чем ожидалось. В Беларуси люди хотят видеть свет в конце туннеля, думать о том дне, когда, наконец, все будет хорошо. Они рассчитывали на быстрое разрешение конфликта, но это фантастический план. Нет мессии, который скажет им: «Завтра мы выйдем на улицы, а послезавтра Лукашенко уйдет». Такого плана не существует, никто не может предсказать, что произойдет. Я думаю, что настало время подумать с народом о видении будущего. Может быть, люди думают, что, когда мы выиграем, все сразу будет прекрасно. Но на самом деле мы переживаем очень сложный период … Нам нужно поговорить с людьми – они проснулись, что-то в их сознании изменилось, они больше никогда не будут рабами режима. Нам придется научиться жить в условиях демократии, мы должны строить ее вместе, узнавать друг друга и понимать друг друга.

Комментировать

*