В суде по делу Хангошвили допросили Романа Доброхотова

Берлинский суд по делу о так называемом “убийстве в Малом Тиргартене” 23 ноября заседал уже в 30-й раз. Всё заседание было посвящено опросу свидетеля — журналиста-расследователя и главного редактора издательства “The Insider” Романа Доброхотова. Он соавтор девяти частей расследования об убийстве соискателя убежища и бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили в Берлине в 2019 году. Исследование совместно проводили журналисты из интернет-изданий Bellingcat, The Insider и немецкого журнала «Шпигель».

Доброхотов рассказал, что создал Insider в 2013 году и что его издание специализируется на расследованиях преступлений российских спецслужб. Свидетель упомянул, что недавно был вынужден уехать из России, столкнувшись с серией обысков и признанием его издания иностранным агентом. В суд он пришёл в сопровождении двух вооруженных телохранителей, предоставленных немецкой полицией. 

Роман Доброхотов рассказал, что поговорил с перевозчиком, водителем-частником, который вывозил обвиняемого Вадима Красикова и его семью из Украины в феврале 2014 года. У жены Красикова было украинское гражданство, и в Харькове до сих пор проживают её родители — поэтому супруги регулярно бывали в Украине. Доброхотов говорит, что водитель по фото идентифицировал обвиняемого в убийстве Зелимхана Хангошвили, т.е признал, что Соколов и Красиков — это один и тот же человек. 

Со слов водителя Доброхотов пересказал такую историю: среди вещей семьи водитель заметил плотно скатанный резиновый коврик, похожий на коврик для йоги, но из более плотного и качественного материала. Из-за военной выправки пассажира он вспомнил, что такие коврики используют снайперы, когда долго лежат в засаде.

Вероятно, на восприятие водителя повлиял расстрел протестующих на Евромайдане снайперами 18-20 февраля 2014 года — т.е. за несколько дней до того, как Красиков покинул страну.

В ответ на эту историю председатель суда отметил, что в мире гораздо больше ковриков для йоги, чем снайперов, и это, вероятно, совпадение. 

Роман Доброхотов также повторил свою версию о том, что убийство в малом Тиргартене в августе 2019-го года и смерть выпавшего из окна российского дипломата в октябре этого года могут быть связаны. Каким образом? За несколько месяцев до убийства Вадим Красиков часто общался по телефону с Эдуардом Бендерским, ветераном спецразделения ФСБ “Вымпел”, которого сам Доброхотов считает действующим и высокопоставленным сотрудником спецслужб. А Бендерский, в свою очередь, несколько раз летал на самолёте вместе с начальником Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ РФ Алексеем Седовым и другим высокопоставленным сотрудником этой же службы — Алексеем Жало. И вот последний — это отец молодого дипломата, погибшего при невыясненных обстоятельствах и так же, как утверждает Роман Доброхотов, работавшего под прикрытием ФСБ. Версию о том, что между странной смертью дипломата и убийством Зелимхана Хангошвили есть связь, в Интернете активно поддерживают сторонники Алексея Навального. По словам Доброхотова, вторая служба ФСБ России, которой руководят Седов и Жало, занимается — как он выразился — внесудебными казнями и связана с отравлениями Алексея Навального, Дмитрия Быкова и Владимира Кара-Мурзы. 

Вопросы адвоката защиты касались интервью со свояком Вадима Красикова, Александром Водорезом, который первым подтвердил в суде, что Вадим Красиков и Вадим Соколов — один и тот же человек. Адвокат спрашивал, можно ли вообще доверять такому человеку, как Александр Водорез. Кроме того, он хотел уточнить, знает ли Доброхотов, что у Водореза есть свой, достаточно большой и активный канал на Ютубе, на котором он обсуждает вопросы украинской политики, а в одном из видео призывает народ Украины вооружаться. Судя по видео на канале Водореза, он также является сторонником теории заговоров и считает, что коронавирус выгоден мировым правительствам. «Нас хотят жёстко загнать в стойло, — говорит он в одном из видео. — На нас на всех хотят одеть браслеты и заставить следовать строго правилам, которые кто-то там в горячечном бреду пропишет. Украину делают полицейским государством».   

На это Роман Доброхотов ответил, что всё это типично для современных украинцев. Население страны сильно политизировано, в условиях вялого военного конфликта с Россией “нужно ещё поискать украинца, который к вооружению не призывает”, а что касается теорий заговора, связанных с коронавирусом — так на днях сам он (Доброхотов) попал в многотысячную демонстрацию в Вене, участники которой думают примерно так же. И тем не менее всё это никак не отражается на достоверности высказываний Водореза, когда речь идёт об опознании обвиняемого, считает Роман Доброхотов. 

Комментировать

*