Подозреваемый в убийстве Хангошвили тесно связан с ФСБ

Верховный земельный суд Берлина продолжает рассматривать дело об убийстве Зелимхана Хангошвили. Сегодня, 15 декабря, состоялось 14-е по счёту заседание.

В августе 2019 года в берлинском районе Моабит, в парке “Малый Тиргартен” неподалёку от своего дома был убит гражданин Грузии, кистинец — т.е. представитель чеченского меньшинства в Грузии, Зелимхан Хангошвили. В 2001–2005 гг. Хангошвили был командиром одного из полевых отрядов и приближённым Аслана Мосхадова. После гибели Аслана Масхадова Хангошвили вернулся в Грузию, а ещё позже, после нескольких покушений, запросил убежище в Германии, где и был убит 2 года спустя. Судебный процесс по делу об убийстве начался в октябре 2020 года, за прошедшие месяцы были опрошены свидетели преступления и задержания, эксперты, и участники следственной группы. 

Сегодня в суде опросили двоих свидетелей — эксперта, которая по заданию следственной группы, изучала открытые источники, устанавливая контакты главного обвиняемого по делу (Вадима Соколово (Красикова). Также показания вновь давала Манана Цатиева — бывшая жена Зелимхана Хангошвили. Манана и Зелимхан развелись после приезда Мананы в Берлин в 2016 году. 

Эксперт федерального управления уголовной полиции рассказала, что провела расследование в интернете, по открытым источникам, и выяснила, что Вадим Красиков контактировал с ветеранами бывшей группы спецназа «Вымпел» ФСБ и ветеранами отряда спецназа внутренних войск “Витязь” 

Эксперт изучила список из 13 мобильных телефонов, который чаще всего набирал Вадим Красиков. Этот список предоставил следствию свидетель Г. — журналист-расследователь из Bellingcat. Неизвестно, откуда у него номер телефона Соколова-Красикова (следствие им не располагает) — эти подробности, вероятно, станут известны, когда свидетель Г. будет выступать в суде (это запланировано на середину января). 

Если верить, что в его распоряжении действительно номер телефона Соколова-Красикова, то выясняется, что телефонными звонками этот человек обменивался со следующими людьми (их имена были названы сегодня в суде, некоторые профили легко можно найти в социальной сети Вконтакте):

  • Константин Даурцев: генеральный директор автономной некоммерческой организации «Учебный центр «Вымпел-Каскад» — это одна из фирм, принадлежащих к конгломерату “Вымпел — А”, занимается подготовкой частных охранников 
  • Эдуард Бендерский: ветеран спецназа ФСБ «Вымпел»,  руководитель объединения частных охранных предприятий “Вымпел — А” и благотворительного фонда “Вымпел”. Одно из его частных охранных предприятий имеет эксклюзивное право на охрану российских нефтяных объектов в Ираке
  • Максим Баженов: участник группы байкеров “Витязь” — политически активная группа, которая состоит из бывших спецназовцев. В его профиле “Вконтакте” есть совместные фотографии с Сергеем Лысюком, которого называют “отцом краповых беретов”. Сейчас Лысюк — президент Ассоциации социальной защиты подразделений специального назначения «Братство краповых беретов „Витязь“, в свое время он был командиром спецназа «Витязь», а также временно возглавлял подразделение «Вега», в составе которого принимал участие в Первой чеченской войне. https://vk.com/id8316378?z=photo8316378_420106618%2Falbum8316378_0%2Frev
  • Дмитрий Головин: на своём фото профиля “вконтакте” запечатлён в футболке в эмблемой “Вымпела” 
  • Александр Баушев: генеральный директор ООО «ВЫМПЕЛ-А ИНТЕРНЕЙШНЛ», также одна из фирм, принадлежащих к конгломерату “Вымпел — А”. Это имя эксперту немецкой полиции удалось установить только сегодня, после того, как она использовала новый для себя метод — вбила номер в телеграм-бот и посмотрела, как он записан в телефонных записных книжках других людей. По совпадению, как раз вчера об этом методе рассказывал Алексей Навальный (видеоролик был посвящён расследованию покушения на него, за сутки его посмотрело 6 миллионов человек). 

На возможную связь Вадима Соколова (Красикова) со спецназом ФСБ «Вымпел», или спецназом МВД России «Витязь», или СОБР «Рысь» указывают, по словам всё того же эксперта и такие сведения: 

  • сын обвиняемого от первого брака, Максим Красиков, 10 мая 2018 года опубликовал в своем Instagram-аккаунте памятную медаль к 40-летию спецназа «Витязь». 
  • Татуировка на руке задержанного показывает оскалившуюся рысь — а такие татуировки, как выяснила немецкий эксперт, популярны у бойцов СОБР «Рысь»

Также ей удалось выяснить, что фирма “ЗАО РУСТ”, которую в анкете на шенгенскую визу указал сам Вадим Соколов (Красиков), как на своего работодателя, связана с компаниями“Оборонэнергосбыт” (фирма ликвидирована) и “Оборонэнерго” — эксклюзивный поставщик электроэнергии для министерства обороны России. У ЗАО «РУСТ» и “Оборонэнерго” одинаковые номера факса/телефона. 

Манана Цатиева (она была женой Зелимхана Хангошвили с мая 2000 года до осени 2016 года) рассказала об угрозах, которые получала во второй половине августа 2016 года, когда находилась в лагере беженцев в Польше. С грузинского номера, с промежутком в несколько дней, она получила три сообщения: 

“Мы знаем, где вы. Вы в Польше. Не надо поднимать шум. Если вы будете плохо себя вести, мы вас накажем. Помни, что у тебя четверо детей. Твои друзья и семья до сих пор здесь. Ведите себя тихо, без лишнего шума. Мы наблюдаем за вами”.

“Не думай, что твой муж сможет скрыться от нас. Вернись в Грузию. Ты забыла, что произошло с твоим мужем? Это может случиться ещё раз, но в этот раз он от нас не уйдёт”.

“Лес тебя не защитит. Мы знаем что ты в лагере около Варшавы. У нас есть информация, что ты запросила убежище. Вернись в Грузию, или мы передадим информацию о тебе дальше”. 

Манана рассказывает, что лагерь находился в лесу, она передала эти сообщения польской полиции, и это было частью её прошения об убежище, которое она получила только после смерти Зелимхана Хангошвили. 

Манана также рассказала о трёх попытках покушения на жизнь Зелимхана Хангошвили в Грузии, в период с 2007 по 2015 год. По словам Мананы, за ними стояли российские спецслужбы — об этом рассказывали потенциальные исполнители после того, как были раскрыты. Всякий раз, по словам свидетельницы, это были члены того же тейпа, к которому принадлежал Зелимхан Хангошвили. Один раз, по её словам, покушения сорвалось потому, что исполнителям не платили гонорар, и тогда несостоявшиеся киллеры рассказали об этом полиции и самому Хангошвили. В другой раз потенциальный убийца проникся симпатией к Зелимхану Хангошвили и тоже сознался, в последствии став приближённым его семьи.

Комментировать

*