Как поздний переселенец в Рязань переехал, и что из этого вышло

Семья поздних переселенцев — крымско-казахский немец Эдуард Кёниг с матерью и сестрой — решили вернуться из Германии в Россию. К тому времени они прожили в Германии уже 31 год. Историю их возвращения и последующего разочарования рассказал 6 марта корреспондент «Радио Свобода».

Изначально семья происходила из крымских немцев, переселенных в 1941 году в Казахстан. В 1987 году родители Кёнига, его сестра и он сам переехали в Германию. Самому Эдуарду тогда было семь лет, поэтому по-русски он говорит не очень хорошо. Жизнь их более или менее сложилась. Сестра вышла замуж и родила сына, преподает языки. Сам Эдуард работал автослесарем, купил дом, где жил с матерью. Однако в 2014 году из-за аннексии Крыма семья вдруг загорелась новыми надеждами. «Теперь будут наконец-то тихие времена в Крыму, потому что здесь теперь стоит русская армия, все под русским крылом», – говорит Кёниг. Да и в Германии ему давно не нравилась «агрессивная толерантность», «гомосексуалисты и педофилы». Он считал что страна движется не в ту сторону, поэтому решил вернуться на землю предков, воспользовавшись программой переселения соотечественников.

Программа эта начала работать в 2006 году и обещает своим участникам многое: гражданство по ускоренной схеме, работу, компенсацию расходов на переезд и аренду жилья, подъёмные деньги, размер которых зависит от региона. Правда, в крупные города по этой программе переезжающим не попасть. Кёниги подали документы в 2016 году, через консульство России в Бонне. Уже там они столкнулись с неприятной реальностью: по словам главы семьи, там нужно было «все выбивать», доходило до продажи талонов на очередь. Документы удалось подать лишь на третий приезд в Бонн. Через пять месяцев, после многочисленных жалоб, семья получила документы, а в 2018-м году наконец переехала. В Рязань. Свой дом в Германии Кёниги продали, от немецкого гражданства отказались. В Рязани также арендовали дом — у местного жителя Алексея Мухина. Перевезённую мебель и прочие вещи сложили у дома, в гараже.

Дальше начались мытарства. Во-первых, не так-то просто было даже просто прописаться. Потому что хозяева дома далеко не всегда хотят оформлять регистрацию для постояльцев, как и показывать государству свои доходы. Регистрацию пришлось купить. Во-вторых, нужно было получить паспорт в ФМС, где чиновники знать не знали о программе переселения, а «талончики» на прием тоже неофициально продавались. Как выяснилось, и это тоже делается через прикормленные компании. «Ты выходишь из ФМС, переходишь через дорогу, там бюро, где сидит одна хорошая женщина, она всё наизусть знает, что нужно, какие переводы, куда идти. Если бы не эта женщина, я бы сегодня в России, наверное, не был, — рассказывает Кёниг. — И там на первом этаже сидит она, а на втором, как она мне сказала, сидят бывшие эмвэдэшники, которые деньги получают от таджиков, киргизов». Вдобавок есть срок, за который нужно оформить документы, и со всеми бюрократическими проволочками есть ненулевой шанс в этот срок не успеть. В конце концов, после угроз судом, паспорта семье все-таки выдали.

В-третьих, начались проблемы с арендодателем. В договоре у Кёнигов стояла арендная плата в 10 тысяч рублей в месяц. Это порядка 110 евро. Однако через некоторое время владелец дома Мухин заявил, что постояльцы обязаны оплачивать и коммунальные расходы, и аренду гаража. И выставил счет на 83 тысячи рублей (около 900 евро или примерно две средние зарплаты в России сейчас). Платить семья отказалась, в ответ Мухин не вернул им их вещи, запертые в гараже.

Кёниги съехали, подались в Калужскую область, снова сняли дом. Но хозяин дома, по их словам, начал у них воровать. А потом поднял арендную плату в два раза. В результате семья переехала в Крым, откуда Эдуард Кёниг пытался судиться за оставшиеся в Рязани вещи. Он написал несколько заявлений в полицию, писал и даже ездил на приём в Администрацию президента, писал депутату Госдумы Петру Толстому. Но МВД отказало в возбуждении уголовного дела. Администрация президента переслала обращение Кёнига в рязанское МВД. Депутат Толстой написал запрос в прокуратуру, но толку от этого также не было. Более того, сам Мухин, хозяин дома в Рязани, подал в суд на Кёнигов, требуя оплатить долг по квартплате. Теперь Кёниги, согласно решению суда, должны ему около 100 тысяч рублей. Их также обязали освободить его гараж от своей мебели. Обжаловать решение Эдуард не стал.

Компенсацию (подъемные) за переезд семья не получила, так как из-за прочих хлопот просрочила срок обращения за ней — срок, о котором, по словам Кёнига, его никто не предупреждал. Свой автомобиль они также не могут получить — его надо было в течение 18 месяцев растаможить, а этот срок также пропущен. Мать Эдуарда не смогла даже получить пенсию из-за имени, которое по-разному написано в разных документах.

Теперь Кёниги в Крыму, с долгами, без имущества, автомобиля, работы и пенсии, ругают неработающую программу переселения и не знают, как вернуться в Германию. Правда, есть проблема: если решение суда по иску Мухина попадет в Службу судебных приставов РФ, семья из-за долгов может стать невыездной. Об этом Эдуард узнал от корреспондента «Радио Свобода».

Комментировать

*