Как наследник Гогенцоллернов пытается отсудить семейные сокровища

44-летний Георг Фридрих Фердинанд, принц Прусский (фон Преуссен), нынешний глава династии Гогенцоллернов, которая рождала королей Пруссии на протяжении 300 лет и императоров Германии на протяжении полувека, с 2014 года ведет переговоры с официальными лицами о владении бывшими королевскими сокровищами. Это картины, скульптуры, медали, стекло, мебель, гобелены, фарфор, книги и документы, которые были конфискованы у его семьи в восточной Германии после Второй мировой войны, пишет The New York Times в публикации от 12 марта. Теперь эти вещи являются частью музейных коллекций. Переговоры велись в секрете до 2019 года, пока информация не просочились в СМИ. После этого процесс застопорился.

Официальные лица земель Берлин и Бранденбург, в музеях которых хранятся спорные объекты, говорят, что основным препятствием для переговоров является ряд судебных запретов. Они стали следствием исков, которые принц Прусский подал против историков и журналистов — за публикацию «неточной информации» о его семье. Эти иски, по мнению властей, препятствуют дискуссиям об истории Германии и, в частности, о роли последнего кайзера Германии — прадеда принца фон Преуссена — в приходе к власти нацистов. Сам принц считает эту критику безосновательной.

«Я уверен, что мы снова встретимся, потому что достижение соглашения — в наших интересах, — сказал он 9 марта в интервью в своем офисе в Потсдаме. — Мы все заинтересованы в том, чтобы избежать бесконечных судебных процессов». Между тем, 11 марта надеждам фон Преуссена на урегулирование был нанесен удар: СМИ сообщили, что Берлин, как федеральная земля, может быть выведен из переговоров, что оставит суд единственным выходом дл наследника Гогенцоллернов.

«Гогенцоллерны — это не просто дворянская семья, — заявляет Торстен Велерт, берлинский чиновник, участвовавший в переговорах. — Они — императорская семья, и роль, которую они играли в колониальном прошлом, Первой и Второй мировых войнах, является частью истории. Это не только история семьи, это история Германии». Прадед нынешнего принца Прусского, кайзер Вильгельм II, был последним монархом в Германии и, безусловно, самым богатым человеком в стране перед Первой мировой войной. Кайзер и его семья владели счетами с огромными суммами, десятками дворцов, вилл и другой собственности. Но после Второй мировой войны леса, фермы, фабрики и дворцы Гогенцоллернов в Восточной Германии были экспроприированы в результате коммунистической земельной реформы. Тысячи произведений искусства были включены в коллекции государственных музеев.

Иск принца Георга Фридриха Фердинанда о реституции впервые подал его дед. Это произошло сразу после падения Берлинской стены, когда тысячи немцев воспользовались новыми законами, позволяющими им требовать компенсации. Чиновники оценивали этот иск более 20 лет, прежде чем начались переговоры с семьей.

Если нынешний принц продолжит дело в суде, успех может зависеть от того, какую поддержку его прадед Вильгельм оказал нацистам в 1930-х годах. Согласно немецкому законодательству, если суд сочтет, что кто-то оказал нацистам «существенную поддержку», то его семья не имеет права на компенсацию или реституцию утраченного имущества.

Если суд согласится с тем, что Вильгельм «существенно» поддержал Гитлера, то претензии принца Прусского будут отклонены. Сам он заявляет, что его прадед «признал этот преступный режим, и очень быстро стало ясно, что у него не хватило моральной стойкости или смелости, чтобы пойти в оппозицию». Но он не знает, является ли это «существенной» поддержкой. И добавляет, что это «вопрос, который должен быть прояснен экспертами по правовым вопросам».

Шесть историков, ряд журналистов и СМИ, а также Левая партия получили от адвокатов принца предупреждения, либо уже стали объектами судебных запретов. «Это неумная стратегия, — считает Велерт. — Принца очень плохо проконсультировали. У него отличный юрист по СМИ, который выигрывает почти все битвы в первом раунде. Но в конце концов он проиграет войну».

Наряду с общественным мнением, научное сообщество, похоже, также настроено против наследника Гогенцоллернов. В январе прошлого года его запрос был тщательно изучен во время публичных слушаний в парламенте Германии, на которых историкам было предложено вынести вердикт о том, способствовал ли его прадед усилению Гитлера. Тогда ученые разделились во мнениях. Но теперь они приходят к единому мнению, что это было именно так, утверждает Велерт.

Например, Кристофер Кларк, профессор истории Кембриджа, в отчете 2011 года утверждал, что Вильгельм II в 1930-х уже не имел никакого «существенного» влияния. Но с тех пор он пересмотрел свою точку зрения — в свете нового исследования ученого Стефана Малиновского. В 2020 году в письме, опубликованном New York Review of Books, Кларк написал, что Малиновский «вне всяких сомнений показал, что бывший кайзер, хотя никогда не был соратником первого ранга, был более активным сторонником нацистов, чем мы думали».

«Многие люди обеспокоены тем, что если будет достигнуто соглашение с госструктурами, то мой прадед будет реабилитирован, — так ответил на это сам Георг Фридрих Фердинанд фон Преуссен. — Но я считаю, что это неправильно — эту дискуссию нужно продолжать. Обсуждения реституции должны проводиться отдельно от публичных исторических дебатов о роли моей семьи в Третьем рейхе».

Комментировать

*