Беженцам разрешили покинуть приграничную территорию

белорусские власти разрешили беженцам покинуть свои импровизированные палаточные лагеря на приграничной территории с Польшей и разместили их во временном приюте — в отапливаемом помещении логистического центра, в который  беженцы доставляются специально организованным транспортом в сопровождении вооруженных автоматами белорусских военных. Впервые за многие дни — беженцы оказались в отапливаемом и освещенном помещении, где им раздали еду и воду, оказывали медицинскую помощь.    

Не все мигранты находятся в тепле, некоторые все еще продолжают находиться в приграничной зоне и ютиться в палатках. Среди них находится и брат Ахмеда. Некоторым беженцам все уже удалось пробраться на территорию Польши, где их поймала польская полиция и отправила в спецприемник для беженцев. Один из беженцев родом из Афганистана, он рассказал свою историю побега: до ухода американцев из Афганистана он учился в России, поэтому говорит по-русски. Лицо во время интервью он решил не показывать. 

Польский лечащий врач Арсалан Азаддин, курд по национальности и переехал в Польшу 40 лет назад, считает, что такой дальний путь не стоил таких страданий для большинства беженцев: «Сравнивая то, в какой ситуации они оказались, можно сказать, что они попали из рая в ад. Вот как это можно сравнить. Они могли определенно умереть. Я обращаюсь ко всем, чтобы не приезжали, и чтобы возвращались домой». 

Официальный представитель Ангелы Меркель Штеффен Зайберт сегодня прокомментировал критику в адрес канцлера за телефонный разговор с Лукашенко. Политики и не только в самой Германии, но и в ряде других европейских стран, заявили, что это было ошибкой, что этим звонком Меркель якобы признала легитимность Лукашенко. Нет, не признала, — заявил спикер Меркель в ответ: «С гуманитарной точки зрения на польско-белорусской границе сложилась драматическая и очень тревожная ситуация. Ситуация, при которой страдают тысячи людей. Мы знаем, что режим в Беларуси создал эту ситуацию и несет за нее ответственность.

Чтобы как-то повлиять на эту тревожную в гуманитарном плане ситуацию для тысячи людей, был смысл в том, чтобы провести разговор с теми в Минске, у кого есть возможности изменить ситуацию, даже если это касается правительства, легитимность которого, Германия, как и все другие европейские государства, не признает. Вот почему канцлер позвонила Лукашенко, чтобы найти гуманитарные пути и, например, предоставить доступ управлению по делам беженцев ООН.

И она позвонила ему, согласовав этот шаг с Еврокомиссией и проинформировав главных партнеров, особенно региональных».

Комментировать

*