Берлин в шаге от ослабления локдауна

В Германии по данным на 7 мая около 18 500 новых заболевших, это на 5 000 меньше, чем в прошлую пятницу. Количество заражённых на 100 000 населения продолжило снижаться и сегодня составляет 125, при этом в Берлине их всего 98 на 100 000. Это значит, что, если такие низкие показатели в Берлине продержатся в течение 5 рабочих дней подряд, то механизм экстренного торможения отменяется, а с ним и комендантский час, и закрытие музеев, и запрет на встречи более двух человек — встречаться смогут пятеро из двух домохозяйств, не считая детей. 

В пресс-службе берлинского Сената позитивно отреагировали на новую статистику позитивно. И даже показали «средний палец» ковиду в Твиттере (в форме эмодзи). Правда потом Сенат извинился и сказал, что имел в виду другой палец.

Заболеваемость падает, и требования смягчения антиковидных мер становятся всё громче. За ослабление ограничений высказался и Йенс Шпан, министр здравоохранения Германии:

Я призываю к тому, чтобы, в первую очередь, ослаблять ограничения на свежем воздухе. Сейчас, когда погода улучшается, хотя по сегодняшнему дню в Берлине этого и не скажешь, людям нужно верить в перспективу изменения ситуации к лучшему. Пусть это будет открытие ресторанов под открытым небом и мероприятия, в том числе и культурные, на свежем воздухе. Поэтому, если мы начнём смягчать меры, когда показатель опустится ниже ста зараженных на 100 тысяч населения, то это должно быть сделано там, где риск наименьший — то есть на свежем воздухе — и с обязательным тестированием. 

При этом Лотар Вилер, директор института им. Роберта Коха и коллега Шпана по пресс-конференциям, обеспокоен ситуацией в больницах:

Но в отделениях интенсивной терапии, к сожалению, ситуация не наладилась до сегодняшнего дня. К счастью мы видим первое снижение количества пациентов, но только среди “лёгких случаев”. А вот количество пациентов, которые нуждаются в искусственной вентиляции лёгких, продолжает расти.

Вилер попросил не полагаться исключительно на показатель заболеваемости на 100 тысяч населения, но иметь в виду и другие, а именно индекс репродуктивности вируса. Индекс репродукции, или r-Wert на немецком, показывает, скольких человек заражает один инфицированный. По словам Вилера, «необходимо, чтобы индекс репродукции стабильно оставался ниже единицы — т.е. чтобы один человек заражал менее чем одного другого человека».

Тем не менее уже в эти выходные меры по борьбе с коронавирусом будут ослаблены — только для переболевших и полностью привитых. После Бундестага за это проголосовал сегодня и Совет федеральных земель. Для того, чтобы распоряжение вступило в силу, теперь нужна только подпись президента Франка-Вальтера Штайнмайера. 

Что изменится для привитых и выздоровевших с субботы: с людьми теперь они могут встречаться без ограничений. Тесты для посещения магазинов, зоопарков и парикмахерский им больше не нужны, и комендантский час для них не действует. После возвращения из-за границы сидеть на карантине им нужно только, если они возвращаются из страны, где распространены мутации вируса — сейчас  это Индия, Южная Африка и Бразилия. А вот носить маску и соблюдать дистанцию придётся и дальше.

И теперь остаётся вопрос, каким образом вакцинированные и выздоровевшие должны подтверждать свой статус. Для вакцинированных всё предельно просто — они показывают прививочный паспорт и удостоверение личности. Немного сложнее для выздоровевших: они должны показать позитивный результат ПЦР теста, сделанного как минимум 28 дней и как максимум 6 месяцев назад. 

Хотя правительство Германии чрезвычайно заинтересовано в ускорении компании по вакцинации, сегодня его представители решительно выступили против предложения США, ослабить патентную защиту вакцин против коронавируса. 

Ульрике Деммер, пресс-секретарь правительства, считает, что проблема не в патентах: «Предложение США отказаться от патентов на вакцины от коронавируса серьёзно повлияет на производство вакцин по всему миру. Однако факторами, ограничивающими производство вакцин являются производственные мощности и высокие стандарты качества, а не патенты».

Йенс Шпан, министр здравоохранения Германии, объяснил свою позицию по патентам: ««Решающим здесь является не вопрос интеллектуальной собственности, а вопрос производственных мощностей. Особенно, когда речь идёт о производстве мРНК-вакцин. Ты не можешь производить её где-нибудь, как-нибудь, на какой бы то ни было захудалой фабрике — будь то в Китае, Индии или Чили — просто имея патент. Здесь нужен научно-технический обмен. Нужно точно знать, что ты делаешь».

Комментировать

*