Алексей Козлов: Что ждет Навального в колонии

Берлинский предприниматель и автор «Бутырка-блога» Алексей Козлов, сам имевший в России тюремный опыт, рассказал ОстВесту, каким он видит будущее Алексея Навального в колонии, куда, судя по всему, российский политик попадет в самое ближайшее время. 25 февраля на странице Навального в Facebook появилось сообщение, что он «убыл» из московского СИЗО «Матросская тишина», где содержался во время судебного процесса по замене условного срока реальным по делу «ив-Роше». Напомним, 2 февраля суд приговорил оппозиционера к реальному сроку в 3,5 года. С учетом отбытого домашнего ареста ему оставалось сидеть 2 года и 8 месяцев. 20 февраля Мосгорсуд рассмотрел апелляцию на этот приговор и решил уменьшить срок еще на полтора месяца. Соответственно, начиная с 22 февраля, Навальному осталось отбывать 2 года, 6 месяцев и две недели.

Алексей Козлов:

Есть такое распоряжение, что «первоход» по определенным статьям — а Навальный именно «первоход» — не может быть этапирован в колонии, которые находятся дальше 500 км от его места жительства. Это значит, что Навальный будет сидеть либо в Подмосковье, либо в областях, примыкающих к нему — Владимирской, Рязанской, Тамбовской, Липецкой, Брянской. С Ходорковским дело обстояло иначе, потому что он был осужден по особо тяжкой статье. Такой приговор позволяет увозить человека дальше. Кроме того, в то время эта практика была лишь устной. Она потом уже позже была зафиксирована. У Навального статья не особо тяжкая, а просто тяжкая, поэтому его не могут вывозить таким образом.

Ты приезжаешь, и тебя распределяют в отряд. В случае, если колония «красная», то есть полностью под контролем администрации, то смотрящим там является завхоз. Да, завхоз, который, казалось бы, должен только открывать двери в каптерке и смотреть за тем, чтобы в бараке все было. Он является фактически штатным сотрудником оперативной части. Он распределяет, на какую ты ляжешь койку (шконку) и как ты будешь тут в принципе жить. И завхоз имеет помощников, которые называются дневальными. Ты сначала приходишь в каптерку, там сидит завхоз и пара дневальных. И они говорят: «Алексей, не бойся, все будет нормально, слушай, что говорит начальник. Вот образец такого заявления, сякого (к примеру, на телефонный звонок, так как в колонии запрещена мобильная связь, можно звонить с телефона-автомата). Конечно, пока какой-то пожилой заключенный не освободит место, мы тебе не можем дать нижнее. Ты пока будешь спать на «пальме». Второй ярус называется «пальма». Пока будешь там. Ты человек молодой, спортивный».

Вот такой может быть разговор. При этом надо понимать, что эти люди — их конечно же будут инструктировать — будут, несмотря на это, стараться какой-то свой интерес продвинуть. Интерес может быть в чем? Ну, деньги с Алексея Анатольевича наврядли будут требовать. Но что-то могут предложить, что-то попросить взамен, какие-то очень простые вещи.

Криминалитет в колониях — это русские, это выходцы с Кавказа, Средней Азии, цыгане, в общем очень разношерстная публика. Как правило, руководство колонии, смотрящие — абсолютно разных национальностей. Недавно были опубликованы ролики, в которых Навальный говорит о людях из Средней Азии, о нерусских, и надо понимать, что в любой, даже самой «красной» колонии существует нелегально мобильная связь, интернет, Youtube, Whatsapp, что угодно. И эти ролики уже все увидели. А националистов в колониях не просто не любят, их бьют. В обычной колонии обычные осужденные ему могут просто задать вопрос: «Алексей, обоснуй, почему ты высказывался против того, чтобы в России находились, к примеру, мы?»

Комментировать

*