Исполнилось ровно 10 лет со дня теракта на острове Утойя

Ровно 10 лет назад, 22 июля 2011 года, в Норвегии на острове Утойя и в центре Осло погибли 77 человек. Их расстрелял Андерс Брейвик, ультраправый террорист, напавший на летний лагерь на этом острове рядом с Осло, который был организован молодежным крылом левой Рабочей партии. Перед тем, как отправиться на остров, Брейвик взорвал бомбу в центре норвежской столицы, убив восемь человек.

Сегодня на остров Утойя приехала целая делегация политиков из Норвегии. Среди них была и Астрид Юм, лидер молодежного крыла Рабочей партии, которая сама была на острове в 2011 году и пережила теракт. Также к ним присоединился Штефан Лёвен, премьер-министр Швеции.

Андерс Брейвик был арестован сразу же после теракта на острове Утойя, и с тех пор уже 10 лет сидит в тюрьме. Официально он приговорён к 21 годам тюремного заключения, но на самом деле неизвестно, когда он может выйти на свободу. Норвежское законодательство предусматривает возможность продлевать тюремный срок сколь угодно долго ‒ в том случае, если приговоренный признан опасным для общества. Брейвик, впрочем, регулярно жалуется на условия содержания в тюрьме, и в 2018-м году его жалоба дошла даже до Европейского суда по правам человека ‒ но была отклонена.

Мириам Эйнангсхауг, пережившая расстрел на острове Утойя:

Поначалу у нас даже не было возможности выразить наш гнев, потому что все вокруг только и делали, что выстраивались в живые цепи с розами, и говорили, что это ‒ атака на саму демократию. А мне было 16 лет, я сидела в комнате час с лишним, и слышала, как снаружи убивают моих друзей. Помощи так долго не было. А потом мне как будто нельзя было злиться. Теперь я вижу, как изменилось с тех пор общество, и что пострадавшие во время теракта и их семьи, включая мою, не получили необходимую помощь. Общественная дискуссия развернулась вообще в другом направлении. И конечно, я злюсь. Но тогда для этого не было места. Сейчас, 10 лет спустя, я думаю, мы, наконец, можем выразить свою ярость, и я вижу, как многие из тех, кто пережил ту трагедию, и их родственники, наконец-то это делают, и говорят всё как есть.

Мне очень жаль ту маленькую девочку (которой я тогда была), потому что она не получила никакой помощи от муниципальных властей. Но при этом я собой горжусь, потому что я получила степень бакалавра, поступила в магистратуру, и моя жизнь сильно изменилась. Я думаю, что та 16-летняя девочка, которой я была 23-го июля, могла бы гордиться тем, чего я добилась сейчас. Потому что она тогда боялась, что её целям и мечтам пришёл конец.

Стине Фуран, представитель Центра 22 июля:

Сразу после того теракта в Норвегии говорили о том, что страна объединилась, что все показали свою любовь. Мы говорили, что эта атака была направлена на саму нашу демократию. Но сегодня, я думаю, многие их тех, кто пережил тот теракт, хотят говорить о том, что на самом деле случилось в тот день. А именно, что нападению подверглась Рабочая партия и её молодёжное крыло. Многие считают, что их выключили из этой дискуссии. Мы никогда не сможем быть уверены, что этого больше не повторится. Но нам, безусловно, важно говорить об опыте тех, кто это пережил. В том числе ради наших детей и тех, кто будет жить после нас

Фото: «Heja Norge!» by bengt-re is licensed under CC BY 2.0

Комментировать

*