Путин против своих

23.01.2020

Путин против своих


Путин должен царствовать вечно и власть его должна быть безгранична. Таково, конечно, главное содержание его неожиданных предложений по изменению конституции. При этом надо понимать, что предложения Путина – это не законопроекты, не какие-то конкретные юридически значимые документы, их содержание сейчас прежде всего символическое. И вот на символическом уровне Путин предлагает коренным образом пересмотреть отношение России с, если можно так выразиться, русской заграницей.

Одно из предложений такое: президентом может стать только человек, который как минимум 25 лет перед выборами жил в России и никогда не имел никакого гражданства, кроме российского. В том числе, двойного. И не только гражданства, но и вида на жительство. Приблизительно такие же ограничения должны действовать в отношении губернаторов и других высших должностных лиц. На первый взгляд может показаться, что эти ограничения направлены против выдавленной в эмиграцию оппозиции. Но прежде, чем я продолжу с этим разбираться, я хочу обратиться к истории. Большевики никогда не забывали, что революцию, которая привела их к власти, сделали политические эмигранты. И поэтому с самого начала стремились взять диаспору под контроль и уничтожать потенциальную оппозицию и там. Этот страх ненадолго отступал только в ельцинские времена, когда диаспору рассматривали как источник денег, связей с западной политической элитой и тому подобного. При Путине все стало сложнее. С одной стороны, это страх и настороженность, а с другой – концепция русского мира. Которая предполагает, грубо говоря, что где русские, там и Россия.

Возвращаемся к путинским инициативам. Путинские предложения, действительно, выглядят как продолжение большевистской линии в современных условиях. Оппозицию выдавливают из страны и, вслед за выдавливанием, фактически лишают права избираться. Конечно, на практике при живом Путине никаких шансов принять участи в выборах и тем более победить на них ни у каких оппозиционеров нет, независимо от того, живут ли они в России или за границей. Здесь важен как раз символический посыл. Но круг потенциально отреченных от власти гораздо шире реальных или потенциальных оппозиционеров.

Эти ограничения закрывают путь во власть для всей диаспоры. То есть любой воображаемый русский из Европы, Израиля, Америки, Украины или Казахстана, которому может прийти (или уже давно пришла) в голову идея переехать в Россию и делать там политическую карьеру, отсечен от политики на самых дальних подступах. То вот есть этот воображаемый «русский мир», который еще недавно был объявлен чуть ли не главной целью российской внешней политики. И Путин говорит этому русскому миру, буквально: вы русские второго сорта. Вас нельзя допускать до власти в России.

Естественно, что любой россиянин, который работал или учился за границей, в свете этих ограничений тоже оказывается эдаким политическим прокаженным. Но самый интересный момент, конечно, не в том, каких Путин отсеивает потенциальных желающих стать президентом, губернатором или премьером. Есть круг вполне конкретных людей, которым Путин указал на их место. Дело в том, что под путинские ограничения попадают практически все представители крупного бизнеса – у большинства из них есть или второе гражданство, или вид на жительство в какой-нибудь западной стране. Но то же самое можно сказать и про представителей путинской властной элиты, главное, про членов семей этой элиты.

Это и есть сейчас главные адресаты ограничений. Самая страшная для Путина оппозиция не Ходорковский и Навальный, а его собственный правящий класс. И это вполне согласуется со всеми остальными инициативами. Путин хочет лишить даже теоретических шансов на власть всех сильных игроков, значительную часть действующей, лояльной ему элиты. Вся власть должна быть у Путина. Как будет называться его должность, не важно. Важно, что ни один государственный пост не должен давать столько власти, чтобы это могло угрожать власти Путина. И важно, что на эти посты не могут претендовать люди, у которых есть хоть какие-то собственные интересы. Ни у кого в России и за ее пределами не должно быть никаких интересов, отличных от интересов Путина. Вот и вся реформа конституции.