Первая пресс-конференция Олега Сенцова и Александр Кольченко после освобождения

10.09.2019

Первая пресс-конференция Олега Сенцова и Александр Кольченко после освобождения



«Спасибо за то, что смогли нас спасти. Есть россияне, которые борются и за себя, за свою свободную Россию, и за нашу Украину, это наши настоящие братья".

В Киеве состоялась пресс-конференция Олега Сенцова и Александра Кольченко (последний вышел к журналистам в футболке с портретом Нестора Махно). Эти двое – пожалуй, самые известные украинские заключённые в России, из тех трёх десятков, которыми Украина и Россия обменялись в минувшие выходные. Олег Сенцов в составе целой группы жителей Крыма был задержан весной 14-го года, вскоре после аннексии Крыма Россией, по обвинению в подготовке терактов на полуострове. 

Сенцов: Его (Кольченко) арестовали просто возле здания ФСБ, он шёл и пил пиво. Скажем так, для “профессионального революционера”, это такой, провал.  (смеётся)

Кольченко: Я просто своё беспечное поведение объясняю тем, что я себя оценивал, как того самого неуловимого Джо (который неуловим, потому что никому не нужен). Я просто думал, что не представляю никакого интереса для спецслужб.

Сенцов не признал себя виновным, в ходе суда он и Кольченко заявляли об избиениях на допросах. Один из тех, кого называли участниками преступной группы, Геннадий Афанасьев, выступил в итоге в качестве свидетеля обвинения, потом он говорил, что показания были даны под принуждением, однако, именно на них были основаны обвинения Сенцову и Кольченко. Сенцову дали 20 лет лишения свободы, Кольченко 10. В ходе пресс-конференции сегодня Сенцова спросили об Афанасьеве. Он ответил, что “коллекционирование обид, это удел слабых».

В колонии Сенцов объявил голодовку, его освобождения требовали кинематографисты всего мира, включая самых именитых, однако, это стало возможно только сейчас. Сенцов сказал, что в ближайшее время будет заниматься – цитата – двумя самыми замечательными вещами на свете: снимать кино и жить. Жить он будет в Киеве, вопрос, будет ли заниматься политикой, пока остаётся для него открытым, но после всего, что случилось, чувствует определённую ответственность перед своей страной:

«Касаемо того, что Россия хочет мира, сколько бы волк ни рядился в овечью шкуру, зубы у него на месте, вы не переживайте. Не верьте в это, я не верю».