Озиль из-за фото с Эрдоганом ушёл из сборной

23.07.2018

Озиль из-за фото с Эрдоганом ушёл из сборной


Этот сезон  у сборной Германии по футболу явно не задался. Сначала довольно неожиданный провал на чемпионате мира. А теперь из команды ушёл один из её фаворитов - Месут Озиль. И всё это к тому же обернулось огромным скандалом.


Немецкий форвард турецкого происхождения ещё до чемпионата в России вместе со своим коллегой по команде Илкаем Гюндоганом в середине мая оказался на благотворительном мероприятии в Лондоне. На нём же оказался и президент Турции Реджеп Эрдоган. В итоге вот этот совместный портрет стал причиной скандала в Германии. Немецких футболистов с турецкими корнями за это фото осудили практически все: политики, руководство футбольного союза и простые болельщики. На дружественных матчах перед чемпионатом мира футболистов то и дело освистывали. Тренер и члены футбольного союза уже тогда начали волноваться, что вся эта история плохо отразится на игре сборной в России. В этом ли скандале дело или нет, но как мы помним, Германия не вышла даже из группы. Озиль всё это время не сделал ни одного заявления по поводу совместной фотографии с Эрдоганом.


И вот лишь два месяца спустя он нарушил-таки молчание. Накануне у себя в твиттере Месут Озиль опубликовал три письма.

https://twitter.com/MesutOzil1088/status/1020984884431638528


Многие люди имеют не одну родину. Я вырос в Германии, но моя семья из Турции. У меня два сердца: одно – немецкое, второе - турецкое. (…) Я знаю, что фотография с Эрдоганом вызвала резонанс в немецких СМИ. Некоторые обвиняли меня в лжи и коварстве. Но это фото не имело никакого политического подтекста. (…) Для меня сфотографироваться с президентом Эрдоганом – это не про политику и выборы, а про уважение к человеку, который занимает самый высокий пост в моей стране. Я футболист, а не политик. И наша встреча не была пропагандой какой-либо политики. Фактически мы говорили о том же, о чём говорим каждый раз, когда встречаемся, - о футболе. Даже если немецкие СМИ думают иначе, правда в том, что отказ от встречи с президентом было бы проявлением неуважения к корням моих предков, которые, наверняка, гордились тем, чего я добился сегодня. (…)

Я понимаю, что это может быть кому-то трудно понять, потому что в некоторых странах политического лидера нельзя рассматривать отдельно от его личности. Но в данном случае это не так. Какими бы ни были результаты последних выборов или выборов до этого, я все равно бы сфотографировался с ним.


Во втором письме, которое Озиль опубликовал спустя два часа он раскритиковал журналистов, которые писали, что причиной проигрыша немецкой сборной на чемпионате мира стала совместная фотография с Эрдоганом. И вот ещё через 5 часов появилось самое длинное и финальное письмо Озиля.


Существуют ли определенные критерии для того, чтоб называться немцем? Я им не соответствую? Моих друзей Лукаса Подольски и Мирослава Клозе никогда не называли немецкими поляками, так почему я немецкий турок? Это потому, что это Турция? Это потому что я мусульманин? (…) Я родился и получил образование в Германии. Почему люди тогда не признают, что я немец? (…)

Я даже не хочу обсуждать те угрозы, которые я и моя семья получаем почте. Нам звонят и угрожают. Эти ненавистнеческие комментарии в соцсетях. Для меня всё это Германия прошлого. Германию, которая не открыта для новых культур, и Германию, которой я не могу гордиться. Я уверен, что многие  немцы, которые гордятся своей страной и которые выступают за открытое общество, согласны со мной [...]

То, как со мной обращались в немецком футбольном союзе и не только в нём, заставило меня прийти к выводу, что я больше не хочу носить форму сборной Германии. Я чувствую себя ненужным и думаю, что то, чего я добился после моего международного дебюта в 2009 году, люди уже забыли. Людям, которые дискриминирует людей по расовому признаку, не должны работать в крупнейшем футбольном союзе в мире. Ведь много игроков сборной из семей мигрантов. (…)

С тяжелым сердцем и после долгих размышлений после всего, что случилось, я вынужден сообщить, что больше не буду играть за сборную Германии. Пока я не перестану сталкиваться с расизмом и неуважением. Я всегда носил немецкую форму с такой гордостью и восхищением, но теперь это не так. Для меня было очень сложно принять это решение, потому что я всегда отдавал все для своих товарищей по команде, тренерского штаба и хороших людей в Германии. Но если высокопоставленные чиновники из футбольного союза относятся ко мне так, пренебрегают моими турецкими корнями и эгоистично используют меня как инструмент политической пропаганды, с меня хватит. Я не для этого играю в футбол, я не буду сидеть сложа руки и ничего не делать. Расизм недопустим.


Под этим твиттом Озиля - 13 тысяч комментариев. Его письма вызвали ещё больший резонанс в обществе и в прессе, чем та самая пресловутая фотография. Никто явно не ожидал такого исхода этой истории. Если 2 месяца назад Озиля в основном критиковали, то сейчас реакция более неоднозначная.

“Это сигнал бедствия. Такой великий немецкий футболист, как Месут Озиль из-за расизма чувствует больше себя никому не нужным. И футбольный союз Германии его не защищает” - написал у себя в твиттере министр юстиции Катарин Барлей. Озиля поддержали футболисты из других сборных. Бельгиец РомелУ Лукаку в интервью газете „The Players’ Tribune“ сказал, что цитата - “когда матч прошёл хорошо, и после это я читаю статьи о себе, меня там называют бельгийский форвард, Ромелу Лукаку. Когда матч не удался, они меня называют Ромелу Лукаку, бельгийский нападающий конголезского происхождения”.

Немецкие политики, скорее, по-прежнему придерживаются своей линии: фото с диктором Эрдоганом - не может быть вне политического контекста.


Хайко Маас, министр иностранных дел:


(…) Мне не кажется, что мультимиллионер, живущий и работающий в Англии, может адекватно рассуждать об интеграции в Германии. С другой стороны, очевидно, что Германия не вылетела с чемпионата из того, что Озиль сфотографировался с Эрдоганом. Я думаю, что всем замешанным в этой истории нужно взять паузу и подумать.


Чем Оздемир, депутат Бундестага от партии “Зеленые”:

Он говорит о уважении, но не спрашивает себя, как с уважением относиться к жертвам политики Эрдогана, к журналистам, которые оказались в тюрьме просто из-за того, что выполняли свою работу, к оппозиционерам, к инакомыслящим. И думаю, что немецкий футболист должен служить образцом для подражания для многих молодых людей. И для этих молодых людей пример этот должен быть основан на демократии, правах человека, верховенстве закона и не на отмене верховенства закона и демократии.