“Обмен министрами”

27.03.2019

“Обмен министрами”


Никогда еще Германия и Франция не были так близки друг к другу. Французский министр иностранных дел приехал на закрытое совещание немецкого кабинета министров ‒ мероприятие, куда обычно посторонних не пускают.

Теперь такой “обмен министрами” будет происходить каждые три месяца ‒ в июне кто-то из немецкого кабинета поедет в Париж.

Все эти встречи ‒ результат договора о дружбе, который Ангела Меркель и Эммануэль Макрон подписали в Аахене в конце января. Такое тесное сотрудничество ‒ новое явление, даже для Евросоюза.


Хайко Маас, министр иностранных дел ФРГ: "Я никогда не видел такого, чтобы министр другой страны присутствовал на встрече правительствa другой страны. Я с нетерпением его жду"


Жан-Ив ле Дриан, министр иностранных дел Франции "У нас была очень плодотворная встреча, мы обсудили очень много дипломатических вопросов. Мне было очень приятно принять участие во встрече немецкого кабинета министров, которая проходит примерно в то же время, что и французская. Для меня это большая чeсть. Это очень в духе Аахенского договора, и я сохраню этот настрой в моей поездке в Нью-Йорк послезавтра."


Аахенский договор, конечно, не ограничивается нежной дружбой между немецким канцлером и французским президентом и “обменом министрами”.
Дважды в год Германию и Франция будут устраивать парламентские ассамблеи ‒ встречи депутатов обоих парламентов. Участвовать в них будет по 50 депутатов из каждой страны. В этот понедельник первая из этих ассамблей прошла в Париже (следующая будет в Берлине).


Вольфганг Шойбле, председатель Бундестага: "Демократия вот поэтому интересна. Мы спорим, обмениваемся мнениями, и приходим к неожиданным решениям. Это  ‒ единственный возможный путь к прогрессу. Я считаю, что нам особенно важно осознавать различия между тем, как устроены наши государства, особенно в области безопасности и обороны. Любой, кто знает эти две страны и их историю понимает, почему они такие разные, но нам нужны общие решения, потому что иначе мы не достигнем наших общих целей ‒ а именно, бОльшей ответственности Евросоюза в сфере безопасности.”