О Зеленском и ненависти к богатым

23.04.2019

О Зеленском и ненависти к богатым


В Украине избрали нового президента, и оглушительна победа Владимира Зеленского затмила даже всеобщий плач по пострадавшему в пожаре Нотр-Даму. А я, когда смотрел накануне выборов дебаты, сгорал от стыда за кандидатов и вспоминал как раз про Нотр-Дам. Например, когда Зеленский обвинял Порошенко в том, что он-де единственный в мире богатый президент бедной страны. Порошенко, конечно, много чем нехорош – но уж точно не своим богатством. А про Нотр-Дам я вспоминал, потому что одновременно с дебатами в мире как-то сама развернулась поразительная кампания осуждения богатых, такая же абсурдная и беспредметная, как обвинения Зеленского в адрес Порошенко.

Поразительно, насколько глубоко сидит ненависть к богатым даже в обществах куда благополучнее Украины. Не успели остыть стены Нотр Дама после пожара, как крупнейшие предприниматели Франции собрали на его реставрацию почти миллиард евро. Казалось бы, какой прекрасный повод для радости – денег хватит на любые работы, сколько бы они ни длились. Но как стало известно об этих пожертвованиях, сразу же зазвучали критические голоса, которые быстро слились в стройный международный хор. Этот хор поет: «Позор! Почему богачи не жертвуют на по-настоящему хорошие дела?» Тексты такого содержания появились в ведущих газетах многих западных стран. И вот я читаю в Гардиан буквально следующую фразу: «если ультрабогатые могут просто так выложить столько миллионов на одно здание, что мешает им уничтожить бедность и голод?» Вот в чем, оказывается, причина мировых бед – богатые зажали все деньги. Ну тут и про Украину все сразу становится все понятнее. Ясно же, что все проблемы там, потому что президент – богатей.

Колумнист Гардиан, между тем, пишет нечто в том смысле, что лучше бы деньгами богатых распоряжалось государство. Дескать, мы ему демократическим путем доверили управлять общественным благом. А в это самое время на берлинских улицах висят плакаты с призывом конфисковать собственность фирмы-домовладельца Дойче Вонен. Инициаторы созывают народ на референдум, по опросам 60 процентов за конфискацию. Сначала берлинские власти за бесценок приватизировали коммунальное жилье, а теперь вот граждане требуют отобрать все назад. Если этот референдум состоится, конфискация получит на нем почти такую же феноменальную поддержку, какую получил Владимир Зеленский на выборах президента Украины.

Победа Зеленского – не такой уж уникальный украинский феномен, она вполне вписывается в мировые, или по крайней мере, западные, тренды. Например, в тренд усталости от старых элит и ненависти к богачам, которая в последние годы разгорается с новой силой. Про Зеленского и его победу сейчас много говорят, что это-де смена поколений, пришли люди новой формации. Ну да, Порошенко монументальный постсоветский хряк, а Зеленский вот в настольный теннис играет, это, конечно, новость. При этом вся кампания предполагаемого модернизатора строилась на отрицании любых достижений Украины за последние пять лет. Потому что признать эти достижения – значило бы признать за Порошенко какие-то успехи. А Зеленский прямым текстом обещает Порошенко посадить и обвиняет его не то, что в обогащении – он обвиняет его даже в войне, как будто бы войну развязал он, а не Россия. Гораздо веселее назначить оппонента причиной всех бед Украины, чем совершенно справедливо, но уныло обвинять его в неспособности решить какие-то проблемы. Реакция на пожертвования миллиардеров на Нотр-Дамм очень хорошо это показала: гораздо легче обвинить богачей во всех бедах мира, чем сказать им спасибо за какие-нибудь хорошие дела. Конфисковать и посадить – самые популярные лозунги эпохи. И тут конечно, можно поздравить Украину с победой Владимира Зеленского. Как кандидат он шел в ногу со всем миром. Интересно, куда он поведет страну как президент.