Ну сбили ну и что

14.01.2020

Ну сбили ну и что


Иранские военные сбили вылетавший из Тегерана украинский пассажирский самолет. Иранские власти три дня врали про технические неполадки, а потом, когда отпираться стало уже невозможно, признались – да, это мы. Но виноваты все равно американцы. А дальше начался абсурд. Если суммировать самые разные реакции на это признание, то вывод получается такой: иранцы, в целом, молодцы.

Во-первых, молодцы, что признались. И это якобы выгодно отличает их от России, которая так и не призналась в том, что сбила над Украиной малайзийский боинг. А российская пропаганда, кстати, которая сначала горой встала за Иран, а потом на какой-то момент растерялась, теперь намекает, что вот Иран признался, а теперь хорошо бы и Украина призналась, что малайзийский самолет сбила именно она.

Во-вторых, иранцы не очень-то и виноваты. Ну, ошиблись, с кем не бывает. Тем более, что они ожидали ракетного удара со стороны США. Человеческий фактор, виновных накажут. А угроза-то настоящая, она не от Ирана, а от Америки.

В-третьих, если бы американцы не убили иранского генерала Касема Сулеймани, никакого кризиса бы не было, и самолет бы по ошибке не сбили, так что виноват Трамп. Что нам, собственно, иранские власти и сказали.

В-четвертых, даже признание не остановило самые дикие теории заговора. Что, например, американцы убили Сулеймани не потому, что он один из главных организаторов террора в регионе, а потому что он пытался договориться о мире на Ближнем востоке и приехал в Багдад вести переговоры об этом. Или что украинский самолет сбили по договорённости с властями Украины – чтобы отвлечь внимание от американо-иранского кризиса. Такую теорию распространяет, например, российский публицист Олег Кашин.

Вот и получается, что ответственность иранской диктатуры уходит куда-то на второй план. Никакой серьезной международной реакции на этот инцидент нет. Чего, собственно, иранские власти и добивались: если бы они продолжали и дальше отрицать, что сбили самолет сами, то были бы виноваты и в том, что сбили, и в том, что врут. А так их даже хвалят за честность. Такое ощущение, что политики и общественное мнение на Западе только и ищут повода, чтобы солидаризироваться с какой-нибудь диктатурой и возложить ответственность за все негативные события в мире на Америку. При президенте Трампе это стало особенно удобно.

Похоже, что единственная страна, в которой этот инцидент вызвал настоящее возмущение, это сам Иран – там на акции протеста уже вышли тысячи человек. Вряд ли эти протесты как-то изменят ситуацию в стране – диктатура успешно подавляла и гораздо более масштабные проявления недовольства. Естественно, что никакой поддержки со стороны западных демократий протестующие не получают – и я говорю сейчас не только о помощи со стороны западных правительств, а хотя бы о проявлениях солидарности со стороны общества. Но никакой солидарности нет и не предвидится – общества стран Европы солидарны только в нелюбви к Америке и в нежелании брать на себя ответственность за что бы то ни было. Сегодня эта агрессивная пассивность называется борьбой за мир. Что касается политиков, то в западных странах есть славная традиция поддерживать диктатуры во имя того, считается «стабильностью». Хорошо известно, например, как многие западные лидеры противились сначала ослаблению диктатуры коммунистической партии, а потом и роспуску СССР, или как Франсуа Миттеран и Маргарет Тэтчер активно противодействовали объединению Германии.

А сейчас главным защитником стабильности диктатур выступает, к сожалению, Германия. Вместо того, чтобы думать о санкциях или о военном сдерживании Ирана, Германия договаривается с Путиным о сохранении с Ираном ядерного договора. Естественно, это делается ценой разнообразных уступок. Можно сколько угодно спорить о том, ослабляет ли внешнее давление диктаторские режимы или, наоборот, усиливает. А вот что не вызывает сомнений: когда западные страны потакают диктатурам, они ослабляют себя.