МилициАнер в игре. PS Comments с Ольгой Романовой

17.07.2018

МилициАнер в игре. PS Comments с Ольгой Романовой


Миллиард. Миллиард зрителей смотрели в прямом эфире последний матч чемпионата и всё видели свои глазами. И игру, и акцию Pussy Riot, и одинокого Путина под одиноким зонтом – а рядом мокрые, весёлые, счастливые и свободные люди, хоть и президенты тоже. Еще одна акция, которую вдогонку провела жизнь, она умеет сделать красиво.

Акция Pussy Riot «Милицианер вступает в игру» - именно так, через А, как у поэта Дмитрия Пригова, памяти которого она посвящалась – так вот, эта акция остаётся пока ооооочень загадочной.

Да, очень здорово, что ее увидел миллиард человек, очень хорошо, что это была правозащитная акция про политзаключенных, про свободу выборов и про уголовные дела за репосты. Pussy Riot оказались единственными, кто смог поднять тему прав человека в России во время чемпионата. «МилициАнер вступает в игру» - это про то, что всё, это финал, вы уедете, вы выключите телевизор, будет отпуск, пляж и приятные воспоминания о прекрасной России – а в прекрасной России вступят в игру силовики и пойдут репрессии.

Это – про смысл. А вот техника исполнения остаётся загадочной. И становится вторым смыслом акции. Если не первым.

Как они это сделали? Как получили паспорта болельщиков, как прошли на матч, где столько президентов, и главное – солнце наше Путин? Ну хорошо, форму они купили в Военторге, как Путин и учил. Но как они ее пронесли, если всё просвечивается и досматривается? Прийти сразу в форме невозможно, их бы сразу заметили – не полиция, так ФСО точно. И бейджи полицейских. У настоящей полиции они есть. Причем с указанием сектора, где конкретный полицейский может пребывать. Как смогли выбежать на поле, там же всё оцеплено?

Что это за видео из как бы полицейской – я не знаю, комнаты? – ведь в Лужниках нет отделения полиции. Кто его снимал, кто выложил в сеть? Чья это мистификация?

И вот это еще – ставки. Утром в воскресенье в нескольких букмекерских конторах были сделаны ставки «болельщик выбежит на поле» с коэффициентом 14. Ставка играет. И кто-то хорошо выигрывает – о чём нам сообщают в соцсетях политтехнологи. Кому же так повезло? Или это монетизация искусства? Ничего особо крамольного в монетизации искусства лично я не вижу, художникам тоже надо обедать, и, если картина стоит миллион, значит, она стоит миллион, художник молодец. Но это другое. Речь ведь идет о политической акции, о том, что это правозащита.

Может быть, это были не Pussy Riot и не люди, с ними связанные. Может, это вообще кремлевский вброс. Но это важно. Важно выяснить, что это. Версия о тем, что Pussy Riot монетизировались, например, посредством союза с администрацией президента - накануне встречи с Трампом в Хельсинки и накануне необходимости отвечать на вопросы о правах человека - это очень мощное обвинение. Зато эта версия отвечает сразу на все вопросы. Поэтому разъяснения абсолютно необходимы.

И вот еще важная вещь, которую показал нам футбол, и особенно финал. Расизм. Расистские комментарии, причем в русскоязычной части социальных сетей. Не буду зачитывать, кто какой омерзительный бред несёт про то, сколько во французской сборной было чернокожих игроков. Расизм он и есть расизм. Который при этом – вот ведь удивительно! – победил ненависть к Украине. Хорватам сразу всё простили, включая главный грех – видео со словами «Слава Украине». Да, конечно, для стопроцентно национальной команды маленькой Хорватии выйти в финал – дико круто. Хорватов всего 4 млн человек, это треть Москвы. Маленькая страна, президент – раскованная блондинка, игроки выступили в поддержку Украины – а потоки расистских комментов вылились на сборную Франции. Это очень важная история в контексте политического кризиса в Европе вокруг мигрантов, показательная вещь. А нам говорили, что футбол вне политики. Вот, над чем стоит теперь голову поломать.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора