Меркель 5G

23.10.2019



Ангела Меркель разрешила китайской компании Huawei принять участие в создании в Германии мобильной сети нового поколения 5G. Говоря парламентским языком, это пример поразительной безответственности и недальновидности. За долгие годы своего канцлерства Меркель много раз доказывала, что она может принимать дальновидные, хотя и непопулярные решения. Но это ее решение выглядит как какой-то злонамеренный идиотизм. Причем, в вопросах развития немецкой инфраструктуры этот идиотизм хронический.

Но для начала нужно объяснить, в чем проблема с Huawei. Мобильная связь стандарта 5G обеспечивает очень высокую скорость и стабильность передачи данных. При этом приемники-передатчики и антенны для работы в этом стандарте намного меньше и дешевле, чем сейчас, и потребляют намного меньше энергии. То есть к сети 5G можно будет подключать все, что угодно – хоть пуговицы. Но главное – из-за очень высокой скорости передачи данных эту сеть можно будет использовать там, где сейчас используются только кабели. Иными словами, в ближайшее время именно мобильная, а не кабельная сеть станет основой цифровой инфраструктуры. И к этой сети будет подключено всё - промышленность, энергетика, транспорт.

И вот сейчас канцлер Меркель приняла решение допустить фактически государственный китайский концерн к строительству цифровой инфраструктуры Германии, хотя ее со всех сторон уговаривали этого не делать. В марте Австралия стала первой страной, которая запретила концерну Huawei участвовать строительстве сетей 5G. Перед этим австралийские эксперты в течение полугода тестировали китайское оборудование в лабораторных условиях и пришли к выводу, что оно может быть использовано для несанкционированного доступа и контроля инфраструктуры. То есть, Китай сможет, например, отключить австралийские электростанции. Не говоря уже про защиту персональных данных – ее просто не будет. И защититься от этого никакими доступными способами нельзя. Все эти угрозы оказались настолько серьезными, что австралийский премьер Малколм Тернбулл даже специально летал в Штаты, чтобы рассказать про них президенту Трампу. Штаты в результате тоже отказались от HUAWEI, а Трамп в своей манере пошел дальше и фактически объявил концерну торговую блокаду.

Ну а что Китай? Китай уверяет, что все неправда, что он никогда не окажет никакого давления на Huawei и не будет использовать китайский бизнес в политических целях. Приблизительно такие же слова произносят в России, когда речь идет о концерне Газпром. А Германия делает вид, что верит таким уверениям и строит газопровод Северный поток-2 - несмотря на все возражения Украины, большинства стран ЕС и Соединенных Штатов.

Так Ангела Меркель без всякой необходимости передает стратегическую инфраструктуру Германии, энергетику и связь, под контроль агрессивных диктатур. Удивительно, что к заверениям диктатур она относится с большим доверием, чем к опасениям демократических стран. Хотя, на самом деле, не так уж и удивительно: китайский Huawei – ключевой партнер немецкого Телекома, а Газпром – партнер и акционер немецких энергетических концернов. Huawei продает дешевое оборудование – европейские, американские или южнокорейские конкуренты дороже. А Газпром продает немецким концернам дешевый газ.

А что же население? Для большинства немецкого населения главное, как оно считает, не идти на поводу у американцев. Если американцы против, считают немцы, то значит они сами хотят что-нибудь продать. Зависеть от России и Китая немцы, похоже, не против. Зато они были против ядерной энергетики – страшно же, Чернобыли и Фукусима. И поэтому Ангела Меркель приняла решение окончательно и досрочно похоронить ядерную энергетику. И теперь Германия не выполняет собственные же нормативы по ограничению выбросов в атмосферу углекислого газа и тихо стоит в сторонке, пока другие страны развивают новые, на порядки более безопасные ядерные технологии. Газ и электричество в Германии при этом одни из самых дорогих в Европе, а интернет и мобильная слаборазвитые даже в сравнении с многими странами третьего мира.

Каждый раз, когда Меркель принимает непопулярные стратегические решения –такие как помощь Греции, санкции против России, прием беженцев – она очень убедительно говорит про гуманизм, демократические ценности, европейскую солидарность. Но когда дело доходит до стратегических областей экономики, она ведет себя совсем по-другому. И выходит, что главные мотивы, которыми она руководствуется – это интересы нескольких крупных концернов и банальный популизм.