Коронавирус может оставить Германию без спаржи

20.03.2020

Коронавирус может оставить Германию без спаржи


Первый тест для сельского хозяйства Европы на фоне пандемии – это урожай белой спаржи. В обычное время с конца апреля это непременный пункт меню во всех немецких ресторанах. Сейчас непонятно, будут ли эти рестораны вообще работать, и уж тем более нет никакой уверенности относительно спаржи.

С самим урожаем всё в порядке. Зимы в этом году в Германии практически не было, поэтому сезон сбора урожая начался не в середине апреля, как обычно, а в середине марта. Буквально вчера, 18-го числа. Только собирать его некому. Обычно это делают мигранты. А как они будут собирать спаржу, если до Германии ввиду возобновлённых внутриевропейских границ, подчас просто невозможно добраться?

Хеннинг Хоффхайнц, хозяин спаржевой фермы

Факт в том, что границ между Венгрией и Румынией закрыта, действительно закрыта, никто не может её пересечь. Граница между Польшей и Германией тоже закрыта. С Чехией тоже. Это означает, что ни один работник из восточного блока не может сюда попасть – где бы вы ни искали.

Патрик Вольтер, менеджер с/х кооператива под Гентином (Саксония-Анхальт)

Сейчас мы видим, что Польша закрыла границы, и поэтому будущее неясно, и вопрос в том, сможем ли мы доставить работников через границу, и сколько их будет. Сейчас приехало шестеро поляков. И мы бьёмся, чтобы получить ещё семерых.

В прошлом году немецкие фермеры нанимали в сезон порядка трёхсот тысяч сезонных рабочих – из Восточной Европы, согласных заниматься тяжёлым ручным трудом за 9 евро 35 евроцентов в час.

Адриан Булуш, румынский рабочий на немецкой спаржевой ферме

В Румынии сейчас тоже очень плохо, все большие компании закрылись, работы нет, денег у людей нет, и надо сюда ехать – люди ждут, чтобы сюда приехать.

Хеннинг Хоффхайнц, хозяин спаржевой фермы

Я уверен, что мы не найдём ни одного немца для работы в поле, сбора спаржи, за минимальную плату.

Патрик Вольтер, менеджер с/х кооператива под Гентином (Саксония-Анхальт)

При всём уважении к нашим немецким сезонным рабочим, опыт показывает, что с немцами невозможно работать, у них нет желания это делать, без обид, но это факт.