“Исламские вдовы” хотят вернуться на родину в Бельгию

11.03.2019

“Исламские вдовы”  хотят вернуться на родину в Бельгию


Журналистам агентства Рейтер удалось пообщаться ещё с двумя “вдовами исламского государства” - так теперь называют женщин, которые некогда примкнули к террористической организации, в войне потеряли своих исламских мужей, и теперь живут в лагерях на территории Сирии.


Татьяна Виландт и Бухра Абуллаль (обеим 26 лет) - родом из Бельгии. Школьные подруги ещё в юном возрасте стали родственницами. Татьяна приняла ислам и вышла замуж за брата Бухры. Сама Бухра уже была мусульманкой и тоже вышла замуж. Оба мужа уже на тот момент входили в террористическую группировку “Шариат для Бельгии” . Эта организация занималась тем, что помогала юным радикалам отправиться в Сирию и примкнуть к Исламскому государству. В 2013-ом Татьяна Виландт и Бухра Абуллаль, вместе с мужьями и уже на тот момент родившимися детьми поехали в Сирию воевать. Мужья практически сразу погибли, Абуллаль была тяжело ранена. И девушки (обе беременные) с помощью родственников в Бельгии вернулись домой.


Тогда они нисколько не раскаялись. В Бельгии в экстремистских кругах их считали героинями. А новорожденных сыновей они назвали исламскими именами “Муджахед” и “Шахид”, что в переводе с арабского означает “воин” и “мученик”.

В 2015-ом Виландт и Абулляль снова уехали в Сирию, взяв с собой детей. Обе подруги в Сирии опять вышли замуж, родили детей. Виландт вскоре снова стала вдовой. В 2017-ом во время освобождения Ракки курдские войска взяли девушек в плен, после чего их отправили в лагерь на северо-востоке Сирии. Бывшие джихадистки хотели вернуться обратно в Бельгию.


Сначала даже бельгийский суд приговорил их тюремному сроку, но потом и вовсе запретил им въезжать на территорию страны. При этом бельгийское министерство юстиции готово вернуть домой детей Виландт и Абулляль.  В интервью агентству Рейтер подруги-исламистки говорят, что потеряли надежду вернуться домой.


Бухра Абулляль

Мы не представляем угрозы для Бельгии. Я хочу, чтоб люди поняли это.

Татьяна Виландт

Мы понимаем, что они боятся, и у них возникают плохие чувства в связи с нами, но ...

Бухра Абулляль

В Бельгии нас ждет приговор - 5 лет тюрьмы. И я никак не спорю с этим. Я совершила ошибку и должна понести наказание. В конце концов, я просто хочу жить нормальной жизнью со своими детьми. Всё это я хочу оставить позади. Наверное, это легко сказать, но мы нас уже наказывают тем, что мы здесь находимся. Мы здесь полтора года, и это настоящая пытка. В физическом и психологическом плане.

Татьяна Виландт

Дети не могут жить в такой обстановке. Здесь нет какого-либо образования, им даже не с чем играть. У них нет ничего. Если у них будет возможность уехать куда-то, жить со своей семьей, со своими бабушками - это всяко лучше для них.

Это уже вторая подобная громкая история с “исламскими вдовами”. В феврале все рассказывали о британской подданой Шамиме Бегум (её история очень похожа на историю бельгийских подруг). В интервью журналистам, которое Бегум тоже дала в лагере в Сирии, она сказала, что хочет вернуться с новорожденным ребёнком домой. Тем не менее, британское министерство внутренних дел лишило ее гражданства и права на возвращение. 2 дня назад в лагере ребенок Бегум умер - предположительно, от лёгочной инфекции.