Интервью с Куртом Волкером, спецпредставителем Госдепартамента США по вопросам Украины

06.07.2018

Интервью с Куртом Волкером, спецпредставителем Госдепартамента США по вопросам Украины


МАКЕЕВА: По поводу грядущей встречи американского и российского президентов в Хельсинки. Множество людей в Украине обеспокоены сейчас насчёт американской позиции, поскольку все мы слышим противоречивые заявления по Крыму со стороны американского президента и членов его администрации. Что люди в Украине должны ожидать от этой встречи?

ВОЛКЕР: Прежде всего очень важно, что американский и российский президенты вообще встречаются и разговаривают. Я думаю, что прошло уже очень много времени с тех пор, как это было последний раз. Имеем ли мы большие разногласия, а они у нас есть, или мы можем прийти к согласию по паре вопросов, поддерживать связь – это вообще важно. Во-вторых, я думаю, что американские медиа поспешили с историей о возможности признания аннексии Крыма. Белый дом высказался в дальнейшем очень ясно – советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон и пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс прояснили, что США не планируют признавать российскую аннексию Крыма. Так и следует понимать американскую позицию. Говоря об Украине шире, я думаю, что Украина знает, что США очень поддерживали её в вопросе восстановления суверенитета страны, её территориальной целостности и мира, особенно в районах Восточной Украины, где продолжаются бои. И я думаю, что администрация (а уже полтора года это администрация Трампа) демонстрировала последовательный подход в этом вопросе.

МАКЕЕВА: Говоря о т.н. «синдроме усталости от Украины», люди обычно упоминают недостаточные успехи в борьбе с коррупцией и украинские проблемы с ультраправыми (включая последние нападения на лагеря ромов). Скажите, рискует ли Украины потерять поддержку Запада?

ВОЛКЕР: Думаю, важно, что Украина продолжала фокусироваться на этих вопросах и двигаться вперед. Украина добилась существенного прогресса за последние три года. Если вы посмотрите на количество проведённых реформ, это действительно впечатляет. Пенсионная реформа, культура, до некоторой степени реформа образования, которая была необходима, реформа здравоохранения – это всё было бы непросто для любого общества, а у Украины этого было много, она создала офис специального прокурора [по коррупции].

Наконец, в последнее время они проталкивали законопроект об антикоррупционном суде, который, как мы надеемся, на финальных стадиях будет соответствовать требованиям Международного валютного фонда. И всё это очень позитивные шаги. Но, конечно, этого недостаточно. У Украины по-прежнему есть существенные проблемы с коррупцией, а также существенное пространство для реформ, которые пока не проведены, но должны быть проведены. Ещё очень многое надо сделать. Не стоит успокаиваться на достигнутом, надо продолжать делать усилия, продолжать двигаться вперёд.

Что касается второго вопроса про ультраправые группы и ультраправую идеологию. Это присутствует в Украине. И очень важно, чтобы лидеры политического мейнстрима отказались от этого. Украина сейчас в праве иметь сильное национальное самосознание, патриотизм и активное общество, но экстремальные взгляды, фашизм, расизм не должны иметь место. И мне кажется, что важно этим проявлениям сопротивляться. По счастью, это лишь небольшое меньшинство, не оказывающее влияния на государственную политику и не влияющее на то, в каком направлении развивается Украина. Так что это не предмет моей озабоченности, но важно, чтобы сами лидеры Украины это тоже осуждали.

МАКЕЕВА: Если это не вопрос о потере поддержки со стороны Запада, то, возможно, сейчас время для Запада изменить тактику в отношении Украины? Что касается ваших встреч с Владиславом Сурковым, помощником президента России, каково ваше впечатление о том, что может быть конечной целью России в Украине, а также о том, что Запад может предпринять в этом отношении?

ВОЛКЕР: Россия спровоцировала этот конфликт. Сначала гибридной войной в Крыму, затем захватом Крыма и объявлением о присоединении его к России, а затем осуществлением того же самого плана на востоке Украины – осуществлением военной операции под командованием российских вооруженных сил и на российские деньги, учреждением двух «народных республик», их финансированием и поддержкой. Россия решила разжечь этот конфликт, чтобы оказать давление на Украину. Если мы посмотрим на результаты, то получится, что Россия просто должна решить: мы больше не хотим это делать, это не в российских интересах. На самом деле это заставляет Украину дрейфовать ещё дальше от большой российской семьи. Я думаю, что в России всегда было это чувство особых отношений с Украиной – общая история и желание того, чтобы Украина оставалась частью более широкого сообщества [связанного с Россией]. Однако вместо этого вторжение и оккупация привели к возникновению более националистической обращённой на Запад Украины. Они более едины и злы на Россию и, как никогда, скептично настроены к России. Так что положить конец этому конфликту – это было бы в интересах России. Они же хотят лучших отношений с Украиной.

МАКЕЕВА: Но осознаёт ли это так Россия?

ВОЛКЕР: Я думаю, что для русских… это очень тяжело из этого выйти. Есть риск, что это будет воспринято как слабость, если Россия выйдет из конфликта. И конечно, я понимаю, как трудно это сделать. Но я также думаю, что в приоритете должна быть безопасность, будущее и жизни людей, которые живут там. Россия настойчиво повторяла две вещи в ходе переговоров: одна из них - это поддержка минских соглашений, в которых отмечается очень чётко, что эта территория является частью Украины и будет восстановлена в этом качестве. А второе – это то, что они обеспокоены судьбой русскоговорящих людей в Украине. Так как раз эти люди более всего страдают от этого конфликта. По всей Украине есть русскоговорящие люди – в Харькове, в Одессе, в Киеве. И нигде нет вопросов относительно дискриминации, давления, они ведут нормальную жизнь. Люди страдают только в тех регионах, в которых Россия создала этот конфликт. И во имя спасения этих людей мы хотим, чтобы это закончилось.