Гений и нацист

17.04.2019

Гений и нацист


В Берлине только что открылась большая выставка Эмиля Нольде – крупнейшего немецкого художника первой половины 20 века и одного из самых почитаемых художников этой эпохи. Это очень необычная выставка, потому что ее основная тема – отношения Нольде с нацистами. Вернее даже не так. Тема выставки – это то, что Нольде был убежденным нацистом. А интересно это потому, что до недавних пор Нольде воспринимался прежде всего как жертва режима, его считали чуть ли не эталонным примером «тихого сопротивления» и достойного несотрудничества.

Нольде, действительно, сильно пострадал от культурной политики национал-социалистов. Именно работы Нольде были центральными экспонатами на выставке «Дегенеративное искусство», которую министерство пропаганды провело в 1937 году. На этой выставке нацисты показали искусство, которое, по их мнению, было чуждо новой Германии и немецкому духу, искусство, которое олицетворяло, как они считали, упадок и вырождение. «Дегенеративное искусство» подлежало конфискации, и экспрессионист Нольде был чемпионом по числу конфискованных работ.

При этом сам Нольде был фанатичным нацистом и пламенным антисемитом. Когда нацисты захватили власть, Нольде было 65 лет, он считался живым классиком, и среди руководителей НСДАП у него было много поклонников. В 1934 году он вступил в партию, над его домом на границе в Данией развевался флаг со свастикой. Он писал в органы доносы на коллег, например, сообщил в министерство пропаганды, что его бывший соратник по объединению «Мост» Макс Пехштейн – еврей. Пехштейн, кстати, евреем не был. Нольде надеялся, что новые власти сделают его официальным художником Рейха, но вместо этого нацисты назначили его главным представителем чуждого им искусства. Возможно, причина была в личной антипатии, которую неудачливый художник-традиционалист Гитлер испытывал к успешному авангардисту Нольде.

В любом случае, после войны Нольде приложил массу усилий, чтобы представить себя жертвой режима. Он утверждал – и это было неправдой – что ему вообще запретили заниматься живописью и что этот запрет контролировало Гестапо. В конце войны он написал серию акварелей и рассказал, что якобы это были эскизы больших картин, которые ему запретили писать. В 1968 году, уже после смерти Нольде, вышел роман Зигфрида Ленца «Урок немецкого», который до сих пор входит в школьную программу. Там есть персонаж, очень похожий на мифологического Нольде – художник Нансен, написавший цикл «Невидимые картины». Этот роман окончательно укрепил репутацию Нольде как жертвы нацизма. Наследники художника старательно поддерживали этот миф и скрывали важные документы. Все изменилось после того, как в фонд художника пришел новый директор и открыл архивы для исследователей. Берлинская выставка – результат пяти лет изучения этой, так сказать, темной стороны биографии классика.

Открытию выставки предшествовал важный символический жест со стороны канцлера Меркель. В ее офисе висели две работы Нольде, и на прошлой неделе она вернула их владельцам – фонду «Прусское культурное наследие». Формально – потому что они нужны для выставки. Но на выставку была нужна только одна из работ. Очевидно, что в офисе канцлера работ Нольде больше не будет. Естественно, тут же нашлись люди, которые обвинили Меркель в цензуре. Хотя вообще-то работы Нольде отправились не в подвал, а в музей, и даже речи не идет о том, чтобы Нольде запретить или вычеркнуть из истории искусства. Для музеев ценность произведений искусства, конечно же, определяется не тем, насколько хорошими людьми были их авторы. Но офис канцлера все-таки не музей.