День беженца: споры политиков продолжаются

20.06.2018

День беженца: споры политиков продолжаются


За 2017-ый год 68 с половиной миллионов человек были вынуждены покинуть свои дома. Десятки миллионов беженцев бежали от войны и нищеты. Представьте себе, это немногим меньше численности населения Германии. Большинство из них бегут из 5 стран. Из Мьянмы, Сомали, Южного Судана, Афганистана и больше всего из Сирии.


В Берлине в день памяти жертв (побега и изгнания) - это немецкая интерпретация международного дня беженцев - в историческом музее прошла поминальная церемония. Приехало всё политическое руководство.  


Ангела Меркель и Хорст Зеехофер были вынуждены сесть рядом. Впервые за 2 недели (по сути с начала правительственного кризиса). Со стороны разговор, кажется, задался. Видимо, обсуждают архитектуру исторического музея. Приветственная речь - за министром внутренних дел. Правда, её содержание, кажется, идёт вразрез с политическими убеждениями Зеехофера.


Хорст Зеехофер, министр внутренних дел Германии:


Без вклада тех, кто был вынужден покинуть свою родину и приехал сюда, наша страна не была бы столь сильной, какой она является сегодня. Мы бы не были столь уверены в себе. Те, кто знаком судьбой вынужденно эмигрировавших, тот понимает, что чувствуют и переживают беженцы в наши дни. Я понимаю, что судьбы этих людей разные, но уроки мы извлекаем из них одни и те же. Свобода дорогого стоит. И в основе наших мыслей и действий  должна лежать человечность.


Ангела Меркель, канцлер Германии:


Бегство и вынужденная эмиграция - это часть немецкой и европейской истории. Мы хотим услышать о том, что пришлось пережить беженцам, вынужденно эмигрировавшим и немецким национальным меньшинствам. Мы хотим сохранить их культуру и их память. Поскольку вынужденная эмиграция со всеми её аспектами и последствиями - это часть немецкого прошлого. Миграция и интеграция - это актуальные вопросы нашего времени. И на них нам нужны конструктивные, гуманные и европейские ответы


В среду утром, кстати, далеко не все были уверены в том, что Хорст Зеехофер примет участие в церемонии. Раннее он просто не явился на открытую дискуссию у себя же в министерстве, посвященную этому знаменательному дню. Зеехофер объяснил это тем, что у него возникли накладки с другими встречами.  


Сразу после этого стало известно, что Ангела Меркель обсудит острый вопрос, касающийся беженцев с другими европейскими лидерами уже в эти выходные, не дожидаясь саммита ЕС в конце месяца. В Брюсселе на неформальные переговоры соберутся те страны, для которых проблема мигрантов сейчас особенно актуальна. Это, естественно, Германия, Австрия, Италия, Испания, Франция, Греция и Болгария.


У Зеехофера тоже сразу нашёлся ответ. На заседании кабинета министров он заявил, что хочет, чтобы его министерство внутренних дел полностью контролировало ведомство по делам беженцев и мигрантов. Тот самый БАМФ, где после скандала с махинациями в отношении разрешений на пребывание в Германии, была уволена, во-первых, глава этого ведомства, а, во-вторых, вполне ещё может начаться правительственное расследование.  


И тем временем в его родную Баварию приехал австрийский канцлер Себастиан Курц, который, видимо, и представит интересы Зеехофера и его ближайшего соратника премьер-министра Баварии на встрече в Брюсселе в эти выходные.


Себастиан Курц, канцлер Австрии:

Я очень надеюсь, что и на европейском уровне произойдет переосмысление этой проблемы. Те, кто проповедовали политику открытых дверей, те, кто вот за это постоянное “всем привет”, уже поняли и осознали, будущего у этого всего нет.


Сегодня же ведомство по защите конституции предупредило граждан Германии об угрозе терактов в стране. По их данным, растёт количество исламистов.   


Поводом для таких разговоров стало дело задержанного на прошлой неделе тунисца. При обыске квартиры у него было обнаружено токсичное вещество рицин. Это биологическое оружие. Сегодня полиция сообщила, что задержанный пытался изготовить с помощью этой субстанции в порошке бомбу для. Инструкцию, как и само вещество, он нашёл в интернете. Полиции остаётся выяснить, были ли у тунисца сообщники.